Рассказы о собаках.

Интересные заметки прессы о собаках.

Модераторы: Евгений, Varvar, kinolog, kam

Аватара пользователя
qwerty
Наш человек
Наш человек
Сообщения: 308
Зарегистрирован: Чт июн 12, 2008 9:11 am
Откуда: ЮАО, Битцевский парк

Рассказы о собаках.

Сообщение qwerty » Пт окт 24, 2008 8:31 pm

ШЕРХАН - "АПОРТ!"
Валерий Янов


Здравствуй Валентин.
Прости, что так редко пишу, всё дела какие-то, суета. А последний год, просто пролетел как один день. Вот только сейчас нашел время написать тебе письмецо. Сижу дома на бюллетене. И Марина, жена моя, тоже рядом, тебе большой привет передает. Она тоже на больничном. Я тебе уже писал, при каких обстоятельствах у нас дома появилась собака. Забавная история неправда ли? Теперь собачка наша подросла и проблем с ней становится всё меньше. Мы сейчас активно занимаемся её воспитанием.
Да, собака в доме это замечательно! Очень интересно, а главное весело. Знаю, ты коллекционер историй веселых, вот и расскажу тебе историю, как мы решили Шерхана, кобеля нашего, породы немецкая овчарка, обучить команде "Апорт!". Дело было так.
Еще весной мы с Маришкой решили самостоятельно заняться его обучением. Подошли к делу творчески, обложились литературой, интернет отсканировали вдоль и поперек, знаний-то по дрессуре никаких. Нашли кое-что, и приступили. Но не очень всё получалось. Простые команды "Место!", "Ко мне!", "Рядом!" легко пошли. Немецкая овчарка хорошо поддается тренировке. Но команду "Апорт!", Шерхан никак не хотел выполнять. Бросишь ему палочку, он подхватит её и давай с ней играть. Покусывает её, подбрасывает, ловит, закапывать начинает, а вот чтоб принести, как положено хозяину, ну никак не хочет.
- Нет, так дело дальше не пойдет - сказала однажды Марина, вернувшись после вечерней прогулки.
- Что у вас случилось?
- Всё по плану занятий, однако "Апорт!" у нас никак не хочет выполняться! - Марина устроилась на диване и Шерхан тут же с виноватым видом, прилег у её ног. Чувствует, что о нем говорят!
- Давай, не будем изобретать колесо, и пойдем к тренеру. Мне тут телефон дали - я порылся в ящике стола и достал обрывок сигаретной пачки - Вот. Некий Василий Васильевич. 555-55-55. Говорят непревзойденный ас своего дела!
- Хорошо. С команды "Апорт!" и начнем!
Так и решили. Я позвонил Василию Васильевичу, договорился о встрече. И вот мы с женой, и Шерханом, предвкушающим развлечения, стоим в назначенное время на тренировочной площадке. Это старая, заброшенная волейбольная площадка, огороженная забором из сетки "рабица", с небольшой трибуной с одной стороны. Помнишь, раньше такие делали, ещё полы выстилали резиновыми плитками. Теперь, эти плиты, кое-где только остались, не понимаю, кому нужна эта резина? Наверное, на дачах дорожки устилают?
Наконец, появляется лучезарный и деятельный, Василий Васильевич. Мы между собой, его как-то сразу "Вась-Васем" называть начали. Тебе, для краткости, буду писать ВВ. Не путай с Воплями Видоплясова.
- Добрый день! Ой-ой-ой, какой хороший мальчик! - ВВ попытался сюсюкаться с Шерханом, а может, нам решил угодить.
Однако, Шерхану, ласки незнакомого гражданина, да ещё так близко подошедшего к его хозяевам, совершенно не понравились. Он даже не зарычал, мгновенно бросился. Пока Марина изображала из себя любезность, увлеченно разглядывая будущего тренера, не успела и глазом моргнуть, как нога ВВ оказалась в шерхановской пасти. Что тут началось! Кое-как оттащили Шерхана. С трудом усадили ВВ, на уцелевшую скамейку на трибунах. Я сбегал в машину тренера, и принес аптечку. Представляешь ситуацию?
- Да, дела! - лучезарность и деятельность ВВ несколько поблекли - Ну ничего, такая у меня работа - философски, закончил он, сдерживая гримасу боли.
- Вы, извините, пожалуйста. Я совершенно не ожидала - Причитала Марина, накладывая бинт на ногу тренера - он обычно никогда не бросается так - сразу.
- Ничего, ничего. Вы "на злобу" его натаскивали? - Марина отрицательно кивнула. На что ВВ сказал очень назидательно. - И не надо! Злобы у него от природы достаточно.
Я стоял поодаль, удерживал разгневанного Шерхана, размышляя о последствиях "хорошо" начавшейся тренировки. Ничего, более плохого, чем уже случилось, не предвиделось, и я постепенно успокаивался сам и успокаивал собаку. Как я тогда ошибался!
Наконец закончились санитарные дела. Наш тренер, прихрамывая, вышел на середину кое-где "обрезиненной" площадки и подозвал нас. Мы подошли. Шерхан, всё ещё строго смотрел на ВВ, но уже мог позволить себе, терпеть его рядом с нами.
- Во-первых, я не тренирую собак, я обучаю хозяев - тренер продолжал придерживаться назидательного тона - Поймите, только вы, и никто другой, должны уметь управлять своей собакой - ВВ осторожно покосился на Шерхана. Тот "пожирал" его черными и всё еще сердитыми глазами.
- К-х-м! Второе. Не слушайте, никогда тех, кто говорит, что собак бить нельзя - Мы с Маришей переглянулись. "Ну и асс ". ВВ выдержал паузу, ожидая наших возражений, и не дождавшись, продолжил.
- Что понимать, под словом бить? Каждый по-своему это понимает. По мне бить, это, когда вы наказываете собаку ни за что! Но если есть причина, тогда обязательно нужно наказать - он снова посмотрел на Шерхана. Но собаку нашу, теперь он абсолютно перестал интересовать. Дело в том, что у тренера в руках появилась палка для апортировки. Шерхан, обожает такие игры, поэтому пожирал глазами не тренера, а палку.
- Вы Марина, - голос ВВ стал заметно спокойнее, он понял, что собака ему больше не угрожает - как хозяйка собаки, берите его в позицию "Рядом", а Вы Валерий будете бросать апорт - он передал мне палку.
По этой причине, Шерхан сделался совершенно счастливым. Всё перестало для него существовать - площадка, ВВ, отсутствие резиновых плит и скамеек на трибунах. Он, смешно крутя головой и вытягивая шею, старательно выглядывал из-за Марины, сконцентрировался только на палке. Он старался уловить каждый мой взгляд, каждое моё движение. Весь его вид говорил - "Ну, когда? Давай! Я готов!"
- Суть занятия. Выработать условный рефлекс на апортировку предмета. В нашем случае палки - ВВ совершенно оправился, и назидание в нем нарастало. Почти по военному он продолжал - Методы. Кнут и пряник. Задачи. На первом этапе, научим его не бросаться за палкой без команды. Пусть привыкает.
- Способы. Вы Марина, прослабьте поводок. Хорошо, что он у Вас такой длинный. - ВВ поставил Марину так, как он считал правильным - Когда Валерий бросит, Вы ничего не делайте, просто крепко держите поводок. Собака бросится за апортом, длина поводка "выберется", и он получит резкий рывок. Вы громко и властно произнесете "Нет!" и возвращаете его на место.
- Так будем продолжать до тех пор, пока собака не поймет, что бежать за апортом без команды, - значит, получать неприятности - ВВ обвел нас взглядом - Вопросы есть?
Вопросов не было, и мы приступили. Марина дала знать мол, готова. Я размахнулся и с силой бросил палку в конец площадки. Шерхан, только этого и ждал. Со всех сил, что у него были, он бросился вперед.
Ты когда-нибудь видел, Валентин, как бегают немецкие овчарки? Прекрасное зрелище! Они стелятся над землей, прижимая уши, и с огромной силой отталкиваются лапами, практически мгновенно набирая большую скорость. Кажется все тело, каждая мышца, участвует в этом беге. Скорость огромная! Нет, это конечно не борзые, но при такой массе 60-70 килограмм, развивать такую скорость?! "Великолепно",- только и успел подумать я. Неожиданно, Марина, оторвавшись от земли, полетела в "бреющем" полете над редко застланной резиновыми плитами площадкой. "Ой!" - сказала она, пролетая мимо меня. У меня и ВВ выпали нижние челюсти. Со стороны мы были похожи на Неандертальцев, застигнутых врасплох саблезубым тигром.
Я зажмурил глаза, Марина в этот момент совершала так называемую "мягкую" посадку!
Ей действительно повезло, с мягкой посадкой. Она приземлилась на резину. Как предусмотрителен, оказался ВВ, выбирая именно это место для тренировки. Марина лежала на площадке, приходя в себя, а Шерхан, подхватив палку, впервые в жизни принес ей апорт. Заискивающе он пытался лизнуть её в лицо, скакал рядом и зычно басил лаем в небо, требуя продолжения игры. Через мгновенье я был рядом, а ВВ ковылял позади, поспешая так, как позволяла покусанная нога. Марина пострадала. Нет не столько от падения, сколько от рывка поводком. Её левая рука, бессильно повисла. Наверное, растяжение. Ей было больно держать руку, поэтому я соорудил ей из брючного ремня повязку через плечо. Отдохнув некоторое время, посоветовавшись, вся наша покалеченная команда решила продолжить тренировки.
Теперь я должен стоять с собакой в позиции "Рядом", а Марина здоровой рукой, должна бросать апорт. Я дал знать, что готов, Марина размахнулась и….
…Я пришел в себя, когда ВВ поднимал меня с черных резиновых плит. В голове гудело, больно ныло в затылке. Я смутно видел, как Марина бежала ко мне с аптечкой и бинтами. Я ничего не понимал, что происходит? Видел только довольного Шерхана, как ни в чем не бывало, играющего с апортом. На трибуне я заметил, также, нескольких одиноких болельщиков. Что случилось? Не переживай, Валентин! Пустяки. Просто у Мариши палка с руки сорвалась, и случайно угодила мне прямо в затылок. Да ничего, пройдет. Правда, голова до сих пор забинтована. Все нормально будет!
Немного передохнув, так сказать "зализав раны", мы снова твердо решили продолжить тренировку. Тем более что на трибуне появились зрители. Я себя почувствовал, почти артистом цирка. Однако ВВ почему-то начал нас немного сторонится. Отойдет в сторонку, на безопасное расстояние, и командует оттуда. Мне не хотелось ему попускать, а более всего, не хотел, чтоб Марина опять бросала палку. Поэтому, преодолевая боль в голове, я сказал:
- Василь Васильевич. Давайте я буду работать с собакой, а Вы будете бросать апорт - в голове у меня все ещё гудело. Он что-то пробормотал в ответ, но я не услышал. Поэтому добавил - Не возражаете?
- Нет, нет. Конечно! - ковыляя ко мне, он добавил - Да, так конечно будет лучше! Только может и не надо такой длинный поводок. Сделаем его немного короче, а Вы Марина, встаньте за Валерием с левой стороны, и как только собака кинется за апортом без команды, возьмите прутик или палочку и "накажите" его по крупу. Поняли? - почти ласково поинтересовался наш тренер.
Марина всё поняла, взяла прут, встала, как сказал тренер. Мы приготовились. ВВ размахнулся, я на всякий случай присел, но наш тренер очень удачно бросил апорт. И именно в этот момент, мою левую руку обожгла молния, и я выпустил поводок.
Валентин, это чудовищная боль! Марина "прутиком", целясь в Шерхана, попала мне по руке. Лучше б уж бревном ударила, по голове. Не так было бы больно. Я опять на перевязке. Ты, Валентин, наверное, уже устал, от наших санитарных учений. Что поделаешь, не наш это был день. Хотя, нет худа, без добра. Должен сказать из Марины получится, если еще немного потренируем Шерхана, неплохая медсестра.
Мы опять присели на последнюю, оставшуюся в живых скамейку, передохнуть. Только Шерхан продолжал забавляться на площадке, с так полюбившейся ему палочкой. Он действительно был счастливым. Довольными представлением были и заметно увеличившаяся группа болельщиков на трибуне. По моему у нас появились "Фаны". Кое-кто из них выкрикивал советы, другие весело смеялись, а некоторые, думаю самые преданные, даже аплодировали.
Ты не поверишь, Валентин, но мы решили продолжать тренировку. Появился кураж. Но, на этот раз, мы всё продумали более тщательно. Я привязал Шерхана к забору. ВВ и Марина отошли подальше, чтоб не подвергаться возможным травмам, а я приготовился бросить апорт. Пойми мои чувства в тот момент. Сначала я проверил надежность забора. Потом, проверил состояние поводка. И, несмотря на то, что осмотром я остался удовлетворен, отошел чуть-чуть подальше, на всякий случай. Я размахнулся и ….
…ничего не произошло. Совсем ничего! Палочка упала в конце площадки, но Шерхан остался на месте и не побежал за апортом. Видно ему тоже надоело, что мы постоянно получаем травмы. Любимые хозяева, все-таки. Пожалел, значит. На трибунах раздались бурные овации. Болельщики аплодировали нам стоя. К нам бежала счастливая Марина, и ковылял радостный ВВ.
- Вот видите, видите - довольный ВВ расплылся в улыбке - у него уже выработался нужный рефлекс! Марина, теперь подойдите к Шерхану, спустите карабин и дайте команду "Апорт!" Марина, всё сделала так, как сказал тренер! Трибуны замерли в ожидании. О, чудо! Шерхан бросился за палкой, вмиг подхватил ее и побежал к Марине, довольно виляя хвостом.
- Иди ко мне мальчик мой - умиленно сказала Марина, протягивая к нему свою здоровую руку.
Шерхан, сообразив, что он делает все так, как от него хотели, чувствуя всеобщую радость трибун и хозяев, подбежал к Марине В ответной благодарности, в неуемной своей любви, в непреодолимом желании облизать любимую Марину, Шерхан вскинул лапы ей на грудь….
….правая нога Марины, зацепившись, за плохо уложенные резиновые плиты, и не выдержала давления шерхановских лап. Марина упала на спину, сильно подвернув ногу.
Да, Валентин, такие у нас дела. От продолжения тренировки мы отказались, несмотря, на настойчивый "бис" трибун. ВВ осторожно пожал нам руки и поковылял к своей машине. Я крикнул ему вслед: "Когда следующее занятие?", но он, наверное, не услышал. Шерхан по-прежнему, оставался счастливым и энергичным. Мы потихоньку двинулись домой.
Так мы и шли по пустынной улице - я с забинтованной головой и раненой рукой, рядом ковыляла, с выломанной веткой, вместо костыля Марина, оберегая подвязанную руку. Только Шерхан, бодрый и здоровый, гонялся за какой-то птичкой, игриво перед его носом перелетающей с одного дерева на другое.
Может быть, команда "Апорт!" и должна подкрепляться болевыми ощущениями, но у меня, после нашей тренировки, действительно выработался "безусловный" рефлекс. Я теперь стал очень послушным и на команду "Апорт" реагирую моментально. Мариша, может тебе чего принести?

Крым. Симферополь. Июль 2003г. Валерий Янов.

Аватара пользователя
Артур
Спрашивайте совета
Спрашивайте совета
Сообщения: 160
Зарегистрирован: Пн сен 29, 2008 9:33 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Артур » Сб окт 25, 2008 10:04 am

Леонид Бочков
ЧУДИЩА
рассказ


Меня зовут Астор, я - немецкий дог. Не знаю, почему решили начать именно с меня. Может быть потому, что я еще молод и очень нетерпелив. Мне и впрямь хочется первому приступить к рассказу о событиях той удивительной ночи.
Это была веселая ночь с субботы на воскресенье. Проводив шумных гостей, хозяин вывел меня на прогулку. Несмотря на поздний сентябрь, было еще не холодно. Я надеялся, что мы погуляем подольше, но хозяин сразу же потащил меня на нашу небольшую "собачью площадку", со всех сторон зажатую гаражами-ракушками и огороженную металлической сеткой. Здесь он обычно отпускает меня с поводка, чтобы я побыстрее "сделал дела". Днем, перед приходом гостей, он тоже думал запустить меня сюда, но, увидев на площадке трех больших собак, развернулся и уволок меня в другое место.
Ночь была безлунной, однако я сразу разглядел, что все та же троица лежит, привязанная к ограде, на том же месте. Я узнал в них мастино-наполетано - мордоворотов из нашей второй группы собак-молоссов. Я, естественно, пригнулся "пантерой", вытянув голову на одном уровне со спиной, натянул на полную поводок и угрожающе зарычал. Хозяин резко остановился, с трудом сдерживая мой рывок, и начал напряженно вглядываться в темноту.
Сначала я не понял, что увидел Астор, кошку, что ли. Потом гляжу - вот черт: три здоровенных пса то ли спят, то ли лежат на площадке у ограды. Я оттащил своего от калитки, решил подобраться к ним с другой стороны, взглянуть через ограду. Пролезли между "ракушками", подошли. Ну, мой, вроде, ничего, хвостом помахивает. Я - поближе. Смотрю, там три мастино, похоже, еще молодые. Поднялись, пару раз гавкнули, но ведут себя добродушно. Я им руку дал понюхать - не тяпнули. Астор довольный, через решетку с ними лижется, хвост - как пропеллер!
Вот люди - сволочи, думаю. Еда дорожает, так они собак на улицу выкинули. Авось, кто из собачников подберет на площадке. Делать нечего, придется что-то предпринимать. Дал еще облегчиться Астору, и быстрее домой. Подходим к подъезду, вижу, жена уже в окне нас высматривает.
Я волновалась, куда они запропастились, поскольку муж был навеселе. Когда он привел Астора и позвал меня посмотреть, "что творится в стране", я подумала, что это - пьяный розыгрыш. Подумайте сами: три мастино-наполетано, довольно дорогих собак, с пяти часов дня брошены на площадке. Такого просто не может быть! Я поспешила за ним.
Это действительно оказались мастино! Такие лапочки! С огромными брылями и складками! Я помогла мужу поскорее их освободить, поскольку привязаны они были просто безжалостно: самый крупный кобель был затянут на удавке и беспрерывно хрипел. Представляете, какой ужас? Муж побежал домой за едой, а я тем временем разглядела собачек. Их было двое мальчиков и одна девочка. Все в возрасте около восьми-десяти месяцев, возможно однопометники. Они очень обрадовались свободе, бегали по площадке, охотно со мной ласкались. Я была поражена их неухоженностью. Стоило провести рукой по спине, как моя ладьнь моментально становилась черной от грязи. Глаза у собак тоже сильно гноились, больше, чем обычно у мастино. Ну и хозяева были у них!
Когда муж вернулся с кастрюлей фаршированных мясом сладких перцев, приготовленных моей мамой, они набросились на них словно неделю ничего не ели. Муж колебался, брать ли их домой, но я, конечно же, настояла. Мне было совершенно ясно, что оставлять их здесь нельзя. Подумайте сами: их обязательно застрелили бы патрульные милиционеры или бы увезли на живодерню по звонку какой-нибудь сумасшедшей тетки. Наверное, вы читали в газетах, что такое происходит у нас каждый день. Мы взяли собак на поводки, и повели к себе домой, где нас ждал Астор.
Я лежал в коридоре у входной двери и гадал, что происходит. Сначала мои хозяева куда-то ушли. Потом хозяин прибежал один страшно возбужденный и вновь умчался с вкусно пахнущей кастрюлей, к которой и я не прочь был бы приложиться... Наконец, хлопнула дверь подъезда, и послышались шаги и голоса хозяев. Они явно шли не одни. Но с кем? Когда дверь открылась, я с радостью увидел уже знакомых мне мастино. Они тоже мне обрадовались. Когда их спустили с поводков, мы вчетвером стали весело бегать по коридору и по комнатам. Похоже, они были голодные, и я не стал возражать, когда они, отталкивая друг друга, полезли в мою миску, в которой еще оставалось немного сухого корма, аппетитно перемешанного с моими любимыми мясными консервами. Какой чудесный день, подумалось мне. Вечером к хозяевам приходили их гости, а теперь ко мне пришли мои! Единственное, что меня искренне огорчило, так это неопрятность моих гостей. Поев, каждый из них "сделал дела" прямо на пол. Неужели их никто не учил хорошим манерам? Я хотел было наказать их по-своему, но, к моему удивлению, хозяин оттащил меня от старшего кобеля и увел в спальню.
Пока продолжался весь этот бардак, я думал, что соседи нас убьют. Собаки носились как сумасшедшие, топали как слоны. Жена бегала с газетами: накрывала лужи и убирала кучи. Собачьи слюни летели во все стороны. Пол около питьевой миски Астора был полностью залит водой. Ну, думаю, влипли! Я схватил Астора, который что-то не поделил с крупным кобелем, и запер его в спальне. Жена сказала, чтобы я шел ночевать с ним, а она останется с собаками в гостиной. Она ласково называла их "чудищами", протирала им гнойные глаза, и блаженная улыбка не сходила с ее лица. Цирк с конями! Я, чертыхаясь, помог ей с газетами, кое-где стер слюни с мебели и ушел спать.
Утром встаю, иду в гостиную, смотрю - жена сладко спит на ковре в обнимку со своими чудищами. Те, сволочи, храпят так, что стены сотрясаются. Ну, я их всех поднял и изложил свой план: сначала выгуливаем троих чудищ и запихиваем их в нашу "Таврию"; затем выгуливаем отдельно Астора и оставляем его дома; вместе с чудищами едем на начавшуюся в пятницу всероссийскую собачью выставку и через "мастинистов" ищем их хозяев. Если не находим - даем объявление на наше кабельное телевидение. Жена мой план одобрила.
Я понимала, что муж прав, и что мы должны попытаться побыстрее разыскать владельцев наших чудищ. Вдруг что-то случилось, какая-то беда. С другой стороны, я уже так к ним привыкла, к этим лапусенькам. Они так уютно похрапывали, когда мы вместе спали. Конечно, от них было много грязи. Но ведь они не виноваты, что хозяева ничему их не научили. Их, наверное, совсем не выводили. Вы сами знаете таких людей: берут собак редких пород только для того, чтобы торговать щенками.
Как бы там ни было, мы поехали на выставку. Там выяснилось, что накануне прошли ринги мастино-юниоров, а в этот день выставляются взрослые собаки. Перед тем как выходить из дома, двум чудищам пришлось поменять их жуткие удавки на нормальные ошейники с поводками - все равно по ним хозяев не установишь. Впятером в "Таврии" было очень тесно, зато весело. В дороге девочка, правда, не утерпела, пришлось открыть пошире окна, чтобы не очень пахло. Муж, конечно, ругался.
Еще бы не ругаться! Еле потом отмыл машину! А на выставке я довольно быстро нашел нужный ринг. Подхожу, спрашиваю, кто здесь главный "мастинист". Мне мужика показывают, он, вроде, председатель клуба. Я к нему: такая-то история, не знаете ли владельцев. Он даже не удивился, у нас уже ко всему привыкли. Подумаешь, говорит, мастино - людям скоро жрать будет нечего, Уговорил его все же пойти к машине, посмотреть. С ним еще двое "мастинистов". Вывели чудищ. "Мастинисты" засуетились, загомонили: хорошие собаки, я этого беру, а я этих двух... Спокойно, говорю. Никто никого не берет. Обменяемся телефонами. Если за три дня хозяева не найдутся, будем думать, что делать. Я у себя такую ораву держать не могу. Денег мне не нужно, но собаки должны оказаться у хороших хозяев. И чтобы я знал телефон, адрес, вплоть до кода подъезда. Так и договорились с ними. Там же, на выставке, купили пятнадцатикилограммовый пакет корма, ну и жена скормила чудищам по паре пирожков.
Я чувствовала, что они никак не наедятся. Когда мы все вновь весело набились в машину, девочка положила мне голову на плечо, и я чуть не расплакалась. Неужели муж отдаст всех чудищ? Я бы оставила себе девочку, конечно, если настоящие хозяева не найдутся. Мы подъехали к нашей собачьей площадке и вновь запустили туда чудищ, чтобы они поменьше лили в квартире. Посмотрели, нет ли где каких объявлений о пропаже собак. Затем пришли домой. Астор был в полном восторге, чудища тоже. Мне показалось, что кто-то постучал нам по батарее, но я это проигнорировала. Муж принес из ванной большой таз для стирки белья, и мы насыпали туда корма. Чудища и Астор вместе с ними аппетитно захрустели кормом, а я стояла рядом и думала, как бы уговорить мужа оставить у нас не только девочку, но и крупного мальчика. Ближе к четырем часам дня я предложила мужу вновь вместе выгулять собак, а потом сходить в соседний дом на студию кабельного телевидения, чтобы дать объявление. Муж вызвался выгулять собак в одиночку, выводя их по очереди.
Я видел, что жена здорово устала, бедняжка. Почти всю ночь не спала. Отдохни немножко, говорю. Беру девочку и меньшего мальчика, выхожу из подъезда. Навстречу два сильно датых парня. Мужик, спрашивают, это твои собаки? Я им встречный вопрос: в чем дело, мол, и кто вы такие? Мы, говорят, владельцы этих собак, и немедленно хотим их забрать. Спокойно, говорю. Вот вам загадка: сколько всего было собак, сколько из них кобелей и сук, и какие на них ошейники? Собак было три, начинают они, а дальше путаются, заглядывают собакам под хвосты. В конце концов, признаются, что просто знают, где сейчас настоящие владельцы, и хотят получить вознаграждение. По их словам, хозяева собак были вчера на выставке и оттуда приехали сюда в гости. Все дико упились. Собаки в квартире гадили и мешали, поэтому их привязали на улице и про них забыли. А сейчас проспались и вспомнили. Что ж за свинство, говорю, и тут вижу: идет в мою сторону группа сильно нетрезвых людей. Уже издали кричат: вот они, наши собаки, куда третью дел? А третья, если помните, наверху, с Астором.
Мы с моим новым другом мастино продолжали весело носиться по коридору, иногда останавливаясь, чтобы повозиться на месте. Вдруг на улице послышался какой-то шум и гомон, сквозь который иногда прорывался голос моего хозяина. Мы замерли, прислушались. Мой новый друг еще больше повеселел и заулыбался. Хлопнула дверь в подъезд, раздался звонок. Хозяйка, недавно прилегшая на диван, поднялась открыть дверь.
Я сразу все поняла. Муж стоял без собак, очень растерянный. Скороговоркой он рассказал мне все ужасные новости и повел третье чудище на улицу. Я заперла за ними дверь и, едва сдерживая слезы, подбежала к окну. Я видела, как крупному мальчику вновь надели его жуткую удавку, и как компания пьяных людей потащила куда-то бедных чудищ. Я услышала голос мужа, который с обидой крикнул им вслед что-то вроде "спасибо бы хоть сказали" и ответный пьяный выкрик "ты их украл!". Я больше не могла себя сдерживать: слезы хлынули ручьями, дыханье перехватило. Что же это такое! Владельцев не убили, они не попали под поезд! Они просто напились! За эти сутки мы отдали чудищам все, что могли, главное, наши сердца, а их хозяева, оказывается, наклюкались и безжалостно привязали беззащитных собак на ночь на улице! Сквозь слезы я видела, что чудище-девочка остановилась и, сопротивляясь натянутому поводку, бросила долгий взгляд назад: на моего мужа, понуро стоявшего у подъезда с двумя пустыми поводками в руках, а может быть, и на меня, прижавшуюся к оконному стеклу.

"НАША УЛИЦА", 9-2001

Аватара пользователя
Василий
Наш человек
Наш человек
Сообщения: 405
Зарегистрирован: Ср июн 04, 2008 11:38 am

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Василий » Пт окт 31, 2008 10:44 pm

В сети нащел интересный рассказ.
Кличка: Аилиг Тайсон
Владелец: L.Erm
Порода: Фокстерьер ж/ш FCI #169
Дата рождения: 02.04.2000

Изображение

Про Тайса


Никогда в моем доме не будет никаких собак! В конце мая 99 года я твердила эту фразу, убеждая себя, что никакие годы счастливого общения с собакой не стоят того горя, которое разрывает сердце, когда уходит твой любимый пес. Как тяжела потеря. Не частичка души ушла с Джоном, меня всю иссушило горе. Абсолютная пустота и нескончаемая боль, комок в горле и слезы, которым нет конца. Нужно бы вымыть окно, стекло все в отпечатках его мокрого носа. Нужно бы убрать его миску, поводки, раздать игрушки. Не могу. Ничего не могу. Дрожат руки, горло саднит от сигарет, вкуса которых не чувствую. Выпить водки? Не умею. Нет, оказывается, умею. Выпиваю стакан горькой, как воду. Никакой реакции. Стараемся не встречаться взглядами с мужем и дочкой. В доме тишина. Для общения хватает нескольких фраз: «Пора вставать», « Ужинать будешь?» Никогда, никогда больше никаких собак!!!! Я до сих пор не могу открыть альбом с его фотографиями, я и сейчас плачу.
Я не хотела фокса. Познакомившись с будущим мужем, я целый вечер выслушивала рассказы о его собаках, и думала: «Нашел чем гордиться! Непослушные, неуправляемые бестии. Тоже мне собаки!» Вот мой боксер Айкарушка сама благовоспитанность и послушание. Странный молодой человек, решила я. Но… Судьба- злодейка привела таки меня в дом его родителей, где у порога меня поджидали два монстра в ангельском обличии. Когда читала в детстве «Трое в лодке, не считая, собаки», думала, что Джером Клапка Джером человек с хорошей фантазией, мастерски преувеличивший, доведший до гротескового описание фоксячьей натуры. Первые же минуты общения с фокстерьерами убедили, что ни мой муж, ни Джером К. Джером ничуть не приукрасили этих бандитов в своих описаниях. Слышат они только то, что хотят услышать, делают только то, что хотят делать. Но морды! Само обаяние! Собакам было 7 и 8 лет, а дурачились они как щенки. Вот моя первая самостоятельная прогулка с собаками: сначала они оба запрыгнули на пуфик в прихожей для надевания поводков и начали спихивать друг друга попами и переругиваться за право первой очереди. Минут пять напряженной борьбы, и мы вышли из дома. До выхода из двора проходим метров двадцать довольно чинно. И вдруг, о, ужас! Кошка! Пролетаю сквозь почти непролазные кусты, едва не впечатываюсь лбом в столб. Торможу карикатурно, возможно, со стороны мое торможение выглядит как кадр кинокомедии времен Чаплина, только дымящихся подметок не хватает. Собаки увидели громадного ньюфа, рванули к нему, и снова неожиданно для меня. Приходит мысль, что учебник физики 6 класса они читали. Чтоб придать моему телу движение в нужном для них направлении, собаки тянут меня на поводках в разные стороны под углом градусов в 70. И я двигаюсь по правилу сложения сил, но против своей воли. Взять оба поводка в одну руку? Руку оторвут. Несусь, не разбирая дороги. Как назад добралась, помню смутно.
Когда мы обзавелись собственным жильем, и пришло время взять себе собаку, я все еще не думала о фоксе. А вот муж ни о ком другом и слышать не хотел. Желание иметь собаку было столь велико, что я согласилась на фокса. Тогда я наивно считала, что правильным воспитанием я исправлю фоксячью натуру. «Кто кого еще исправит», - вероятно, подумал двухмесячный фоксик, приступая к моему воспитанию. Не полюбить фокса, на мой взгляд, невозможно. И любовь эта того же типа, что любовь к ребенку: сильная, всепрощающая, слепая. Говорят, собаки имеют уровень развития двухлетнего ребенка. Возможно, не врут. Смотрю на собаку глазами любящей мамаши: Ну, гляньте, как он уснул! Посмотрите, как он есть! Ой, что он творит с игрушкой! Глуповато-умильная улыбка на лице. Не получается сделать грозный вид, чтобы отругать за шалость. Наигранное, неестественное и демонстративное неудовольствие, которым пытаешься укорить нашкодившего пса, не способно обмануть искусного психолога-манипулятора фокса. Раз хозяева делают вид, что сердятся, пес сделает вид, что раскаялся. Но на самом деле хозяева в восторге от того, что пес натворил, а уж он постарается, чтоб и следующая его шалость принесла не меньше радости. Семь лет счастья подарил Джон. И три года не проходит боль утраты.
Дом пустой. Умер смех. Никогда, никогда никаких собак в доме! Почему заклинание не помогает? Почему встречаю собачников на улице и завидую? Почему не могу никуда ходить, кроме работы и магазинов? Придумываю новое заклинание: « Все равно я не полюблю никого и никогда так, как любила Джона». Не помогает. Узнаю, что муж и дочь в тайне от меня уже подыскивают собаку. Пытаюсь ругаться. Муж заявляет: « Не хочешь собаку – твое право. Мы ищем пса для себя». В полной мере тиранами и диктаторами мои близкие не являются. Объявленное как окончательное решение снова завести собаку, все же оставляло и мне какую-то свободу выбора. На сей раз, право выбора породы предоставили мне. Какие прекрасные собаки сеттеры! Полюбовалась ими со стороны и передумала. У знакомой родились керри. Пошла глянуть на щенков. Ничего в душе не шевельнулось. Вельшик? Пожалуй, да. Но щенки родились мертвыми. Фокс! Конечно только фокс. Нет собаки лучше. Появится в доме кто-то другой, и я буду сравнивать его именно с фоксом. И в этом сравнении новый питомец будет обречен на проигрыш. Годы жизни с Джоном в моем сознании закрепили формулу: фоксик – это самая собачья из всех собак. Фокса искали так долго, что почти разуверились в возможности успеха. Его бы и не было, если б специально для меня не повязали брата Джона (не однопометника, правда). Вот и появился в моем доме Тайсон. Этот маленький монстр умудряется заполнить собой все пространство и занять все время. А время для него двух категорий: в радостном общении с собакой и пустое, бесцельное времяпровождение, которое он намерен полностью ликвидировать. В доме редко бывает чистота и порядок, но тоска и уныние у нас уже не живут. И днем, когда собака «помогает» мне сидеть за компом, готовить обед, убирать, и ночью, когда, перевернувшись на другой бок, оказывается, что лежишь на косточке или игрушке, которую из-под тебя начинают выкапывать, думаешь, о том, какое это счастье – фокс в доме.

Как быстро он вырос! Тайсон взгромоздился на колени дочери, она ворчит: «Ну, ты и слон, а ведь был маленькая пухочка, глазки голубые и глупые, в корзинке спал, шуршания пакета боялся! А когда гавкал – попу заносило!»
Все так и было. Приехали домой с собакой весенним вечером. Душа пела. Щенок пах молоком и ничего в его ангельском облике не говорило о том, какой бесёнок стал членом нашей семьи. Сыночек! Маленький! Родненький! Переживания о том, что малыш будет скучать по матери, оказались напрасными. «О, да у вас тут интересно – новая обстановка, игрушки есть, вкусности дают», - набегался по квартире, умял баночку детских мясных консервов и, удовлетворенный всем, Просто Щенок уснул. Просто Щенок потому, что мы еще не знали, что он - Тайсон. Но догадывались. Стоило взять малыша на руки, он лез к ушам, чтоб укусить. Подросший пес оставил в покое наши уши, но в схватках со зверем берет по месту за ухо. Там, на норе, он – Тайсон, а дома: Сынок, Золотце, Поросенок, Тайс, Стасик-дурбаласик, Моя любовь, Сатаненок, Малыш. Сказать по правде, мне не очень нравится имя Тайсон. Не фоксячье оно какое-то. Но говорят же, что от счастья люди глупеют. Вот и у нас не хватило ни ума, ни фантазии на другое имя.
Хлопоты первой недели пребывания щенка не слишком обременяли. Поел, поспал, поиграл – даже как-то скучновато. Сколько можно спать? Наша первая игра с ним была весьма немудреной. Крохотный плюшевый зайчонок «скачет» от собаки по полу. Неуклюже за ним бежит щенок. «Зайчик – зайчик, убежал!» Конец у игры обязательно победный - даю догнать игрушку, пес оттреплет зайку за уши и уснет с ним. Больше всего малыш забавляет, когда начинает что-нибудь делать как взрослый. «Смотрите, спит как настоящий!» - говорит дочка, показывая, что малыш заснул, свесив голову с плюшевого далматинца. «Забросал» кучку несколькими лихими гребками толстеньких задних лап - ну орел, а не пес. Злится и рычит, смешно лает, когда я отталкиваю его ладошками и не даю бежать в выбранном им направлении. «Берет по месту» игрушки. Делает подкоп на диване. Лезет за кресла, под книжный стеллаж, под душевой поддон. Норник растет. «Как настоящий»,- говоря так, мы избегаем слов: «Как Джон». Удивительно, но мы ни разу не назвали щенка Джоником. Тайсон не занял его места в наших душах. Он – другой и любовь к нему другая.
Первый успех в воспитании – стучишь по краю мисочки, и малыш несется на кормежку. Поесть он любит. К нашей радости ест он все: каши, овощи, фрукты, кефиры, творог, сыры. Но вот к сырому мясу отчего-то равнодушен. Первая тревога. Врач успокаивает. Возможно, не достает каких-то ферментов, недостатка в белке испытывать не должен, так как от отварного и тушеного мяса его за уши не оттащишь. К появлению щенка нахваталась всякой информации о собачьих болезнях. Ох, и зря я это сделала! Тревожность стала чуть ли не патологической. Вдруг энтерит, вдруг гепатит! И ведь знаю, что здоровьем фокстерьеров бог наградил крепким, все равно чего-то боюсь, каждый чих слышу. Сны вижу кошмарные. Вот так радость долгожданная! Где же покой на душе? Надо взять себя в руки!
А ведь не напрасно тревожилась, как оказалось. На четвертый день после приобретения маленького, даю ему противоглистное, думаю что повторно, потому как хозяева мамы сказали, что уже нам нужно только повторить дачу лекарства. Аскариды клубком! Скорее всего, первую дозу лекарства пес не съел, а заводчики не проследили. Малыш немного вялый, впервые плохо ест, я в панике. Сгребаю в кучу игрушки, мою, стерилизую миски, стираю, убираю. Упала от усталости в кресло, Стасик лег на мой тапок и вздохнул грустно-грустно. Время кормежки подошло, а бедного пса не только не позвали кушать, а когда он пришел сам, миски не оказалось на месте. Бедный малыш! Быстрее кормить! Миска опустела за пару минут. Спит спокойно. Слава богу, все в порядке. Вечером с чавканьем съедает предложенное сырое мясо.
Однажды я отправилась на рынок за козьим молоком, а вернулась с котенком. Женщина с сереньким ушастиком на руках как-то безошибочно вычислила в толпе народа меня: «Возьмите котика, он ласковый, чистенький, к горшку приучен». «Не могу» - отвечаю: «У меня собака, кот будет бояться». « У нас пудель дома, с собаками кот знаком. Если не поладят, позвоните мне, буду искать котенку другую семью» Котенка звали Дымок, он был на 5 дней младше Тайса. При встрече котик пошипел, шлепнул по любопытной собачьей моське лапкой, но сильной враждебности друг к другу малыши не проявили. А когда пришло обеденное время, они, отпихивая друг друга, сначала опустошили кошачью миску, а потом собачью. Подружились. Спят вместе, играют, а мы на них налюбоваться не можем. Писать про малышей сложно, ибо слова для этого находятся только простенькие: «Ах! Ох!», - сплошные эмоции.
Растут. Тайс догнал котенка по шустрости после 7 недель. Носится, как заведенный, кусается больно. Зубки молочные, что те иголки. Ходим по дому с игрушкой наготове. Как только песик начинает нападать – деремся с ним игрушкой, объясняем, что нас грызть нельзя. Помогает только если играть долго, изматывать маленького разбойника игрой. А это очень непросто, энергии у него уже больше, чем мы можем израсходовать на игру. Выручает котенок, возня малышей друг с другом - наше спасение. Ласки пес пока не признает, начинаешь гладить – кусается, считает, что это тоже игра. А эмоциональная привязанность к нам уже есть - всегда старается быть рядом. Только телячьих нежностей еще не признает. Приучение к расческе, стрижку когтей подгадываю под то благодатное спокойное время, когда малыш сытый и убегавшийся собирается заснуть. Времечко веселое.
Ветврач нас навестил. Малыши рады гостю, не знают, что он скоро будет делать им прививки. Прививочная эпопея натолкнула на мысль, что своей неадекватной тревожностью я сама накликаю беду. За 2 недели до вакцинации расчесывая Тасика я обнаружила на нем клеща. Откуда? Пес еще лапой на землю не ступал. Скорее всего, сами принесли с дачи на одежде или на сумках. Как же я паниковала! Заглядывала в ротик, глазки, смотрела, чем пописал. Пронесло. Подумалось, что сколько бы не принималось мер предосторожности, всего не предусмотреть, И не зря ведь подумалось. Когда врач после прививок сказал: «Собаку не купать», - так хотелось ответить: «Сами знаем!» А вот пес упорно не хотел знать, что мочить прививку нельзя. Поучиться плаванью он решил на следующий день после вакцинации. Как ему удалось залезть в громадный для такого малыша таз с водой, не знаю. Вроде бы только что крутился под ногами и вот уже несется по дому мокрый и счастливый. С трудом отлавливаю, вытираю, а он не дается. Ему нужно сушиться, как взрослому – бегать по дому, вытираясь об ковер и пледы. Только обсох, скользнул в ванну и снова мокрый поросенок, визжа от восторга убегает от полотенца. Я в ужасе, врач в шоке, а поросенок хоть бы чихнул. Да, здоровье этим псам дано не только чтоб инфекций не хватать, раны быстро заживлять, но и с запасом на их дурость и шкодливость.
Ну, вот и прививочные страсти позади. В 2,5 месяца выходим на первую прогулку. Готовились серьезно, приучали к ошейнику, пристегивали поводок, водили по квартире. Решила, что первые выходы малыш совершит у меня на руках, чтоб привыкнуть к шумам, машинам, людям. «Ах, какая ж я предусмотрительная, как продуман и тщательно подготовлен наш первый выгул» - думаю я, отлавливая убегающего Тайсика по всему дому. « Ничего, что он убегает от поводка, я еще научу его запрыгивать на пуфик с поводком в зубах и спокойно ждать выхода на улицу», - мысли, планы.… Как-то подзабыла, что у меня фокстерьер и хотя он прекрасно понимает, чего от него хотят, отлично делает вид, что умеет ходить на поводке рядом, но поступать он будет так, как захочет его левая нога.
Раннее летнее утро, машин мало, редкие сонные прохожие, трава в росе. Выношу свое сокровище на свет божий. На руках ему не сидится. И не обстановка вокруг собаку заинтересовала. Он с остервенением треплет рукав моей рубашки, потом пытается отгрызть пуговицу, потом кулон с цепочки. От увлекательнейшего занятия порчи маминых вещей Тайсона не отвлекла даже проехавшая мимо со страшным грохотом уборочная машина. Решаюсь поставить пса на землю, раз от страха не дрожит, период гуляния на руках можно пропустить. А поставить- то и не куда! Грязь, осколки бутылок, окурки, объедки! Как- то раньше это безобразие под ногами не замечалось. Рискуя остаться без пуговиц на рубахе, я ищу более или менее чистый пятачкок и, как и следовало ожидать, скорость обгрызания пуговицы оказалась выше скорости моих поисков. Втаскиваю пуговку из зубастой пасти и опускаю мое сокровище на землю.
-Ну, идем?
-Нет, будем сидеть, и смотреть на мир вокруг нас.
- Долго?
- Пока не надоест!
-А может, пойдем?
-Не хочу, не буду, РРРРР!
Уперся, как баран, мотает головой, пытаясь вылезти из ошейника. Первая прогулка получилась первой отсидкой на свежем воздухе. Несу домой. Котенок обнюхивает пса, не может понять, где нас носило целых 15 минут. А пес впервые, пожалуй, лег полежать не чтоб поспать, а чтоб подумать. Котя задирает, зовет играть: «Отстань, я думаю!» Переварив новые впечатления, пес понесся за котом, и салочки-догонялочки заставили нас разместится в креслах, поджав ноги, подождать со своими делами, пока не закончится бесиловка и, умаявшись, зверьё не отправится отдохнуть. На следующую прогулку я решила взять рулетку. Дома опробовать эту штуку невозможно, площадь маловата, так что это был полевой эксперимент. С чудом буржуйской зооиндустрии дела пошли шустрее.
-Не хочешь идти? Сиди, а я отойду на пять метров!
- Ты что? Ты куда? А я? – и бегом за мной.
Поиграли в догонялочки, и пес пошел, как положено, впереди меня. В отличие от длинного поводка в рулетке невозможно запутаться, пес ближе – трос короче, пес побежал, рулетка плавно без рывков разматывается. Пока моей скорости хватает, чтоб двигаться за собакой, не допуская максимального натяжения поводка, стало быть, нагрузки на неокрепшую шейку нет. Погуляли почти хорошо, только малыш сильно испугался подхваченного ветром пакета. Пока ко всему новому относимся настороженно. Собак и кошек я обхожу десятой дорогой. Успеем еще пообщаться, но для себя с сожалением отмечаю, что подходящих партнеров для будущих игр в округе не видно. Жаль.
Вывожу малыша 4 раза в день, минут на 20, чтоб не уставал. В это же время проверяем отношение Тайсона к машине. Домой мы его привезли без проблем, а ехали почти час. Вдруг перерос? Нет, все нормально, его не укачивает, машины не боится. Уже хорошо, Джон в машине всегда мучался.
С приучением к туалету долго ничего не выходило. Едва переступив порог квартиры, пес делает лужу и кучку. Я не тешила себя надеждой, что он сразу же поймет, что гулять для собаки это не только променад, но и туалет, но все ж удивляло, что он будет терпеть как партизан, и все свое будет мужественно нести домой, не сделав на улице лужицу даже по случайности. Пробовала выносить гулять едва проснувшегося песика, выводила сразу после еды – результат одинаков. От послезастольных прогулок отказалась сразу же. Пес с набитым животиком бегать не должен. Выводить после сна? Днем нормально, но приучить его по утрам сразу из постели отправляться гулять мне не хотелось бы. Так было с Джоном, он будил ни свет, ни заря и требовал прогулки. Ну что же, потерпим, подождем, когда проснется сознательность. Пробую вынести на улицу нашу тряпочку для мокрых дел. Обнюхал, забросал песочком, но все опять принес домой. Недели три прошло, гулять стали уже по часу, когда пес соизволил выбрать место для своего «следа на земле». После этого знаменательного события лужицы и кучки еще не исчезли из нашего дома, но это был уже настоящий шаг к будущей чистоте в квартире.
Новых ощущений, впечатлений улица дарила массу: запахи, звуки, трава, деревья, жучки- бабочки. Но первый дождь в жизни собаки и я буду долго помнить. Крупные капли упали на землю неожиданно, обычное для юга дело, слепой дождик. Пес удивлен.
- Откуда мокро? А, это, наверно, мама шалит.
Вцепился в мою длинную юбку и тянет с рычанием, требуя прекратить непонятное мокрое безобразие. Рук, чтоб удержать рулетку, сползающую юбку, и отцепить воинственного пса не хватает. Кое- как вытаскиваю изжеванный край юбки из пасти и вижу кровь. Вроде бы не тянула, пасть разжимала. Зубки, сразу два передних резца, оставили мы на прогулке в его первый дождь.


« Иди к папе мой маленький! Расскажи, как мама тебя обижала, пока меня не было!» - слышу и думаю: «Вот и усыновили». Не столь уж редкое для собачников сумасбродство среди фоксятников гипертрофированно до крайности. По накалу эмоций, по тревоге за питомца, по силе любви отношение к собаке более всего похоже на родительские чувства. Поэтому история щенка Тайсона – это сплошь родительские тревоги и волнения. Иногда напрасные, иногда смешные, иногда, увы, вполне реальные.
Зубки, зубки. Вроде только вечером выпали, а на утро – два резца уже на их месте. Можно и не заметить их смены, так быстро растут. Но разве ж наша собака позволит пропустить такие моменты в своей жизни? Конечно, нет. Кусает, если на ноге кровь, то не наша, а от очередных выпавших зубов. Команда «Больно» не требует демонстрации, что это такое, с нашей стороны. Зубки готовые к смене качаются, десны чешутся, к постоянным зубам пес еще не приноровился. А вот руки кусать перестал. Мы для него еще очень большие, на цельное восприятие разумности щенка пока не хватает. Лица и руки – это любимые хозяева, а вот ноги пока не хозяйские, за ними можно гоняться, их нужно грызть. Воспитываем. Ползаем по полу на коленях, играя со щенком. В таком положении щенок не распиливает нас пополам: чужой низ, родной верх. Ничего, постараемся объяснить, что и ноги наши, а значит кусать их не нужно. Дошло. Сначала перестал грызть голые ноги, но в удовольствии повисеть на штанине песик еще некоторое время себе не отказывал. Пережили. Своих резиновых пупсов грызет и треплет с остервенением, считая, что из-за них ему больно кусаться. И нам, бывает, достается, если заиграется, но когда впали молочные клыки, отпала необходимость держать под рукой антисептики для обработки ранок. Постоянные зубы хоть и большие, но не такие острые как молочные. Как только стали меняться зубы, начались проблемы с ушами. Гадкий утенок! Не такой уж и гадкий, конечно. На улице то и дело слышу: «Какой хорошенький песик!» Но кукольной прелести малыша уже нет, а совершенства и стати взрослого пса еще нет. В душе и сожаление оттого, что растет очень быстро, и желание как можно быстрее «проскочить» некрасивый возраст. Понимаю, что любить будем с любыми ушами и зубами, но велико тщеславное желание, чтоб уши висели на хрящах, чтоб зубки были все. А уши как назло то встанут, то упадут, то левое неправильное, то правое, то оба сразу. Что ни день, то новый фасон постава ушей, все более далекий от правильного. Не знаю, решилась бы я на клейку ушей, если бы в то время имела информацию о том, как это делается. Скорее всего, нет. Красивость любой ценой мне не нужна. Да и генетику клеем не улучшить. Если есть легкоухость в кровях, идеально правильно их не поставить. И все-таки время смены зубов больше светлое, чем тревожное. Это ж такое событие для родителей – новый зуб, сколько бы раз оно не повторялось, все равно радостно. Растет, растет наш малыш. Карьеру мы делать не собираемся. Пройдем только необходимый для породной охотничьей собаки минимум: выводка, может быть пару выставок. Но пока об этом и не задумываемся. Только дочь иногда говорит: «Ну, как тебе не стыдно, Стасик! У тебя папа Билл шестикратный чемпион края, еще чего-то там чемпион, в родословной места для дипломов не хватает, а ты дома лужу сделал!»
Улица уже манит. Появилось первое любимой место на маршруте прогулок. К нему тянет, уходить с него не хочет. Все бы ничего, но место это – клумба роз перед местным «Белым домом». Позволить псу съесть все розы и испортить работу озеленителей я не могу. Кое- как уговорила пса «полюбить» другой уголок природы, на сей раз нерукотворный. Пес, конечно, спрашивал: « А где же розы?», но все же согласился на клевер, ромашки и бабочек.
К людям собаку тянет. Да и они хороши:
- Гляньте – фоксик! – восклицают знающие.
- Монморанси идет! – говорят те, для кого все колли – Лэсси, все фоксы – Монморанси.
- Электроник! – не важно, что собака не эрдель, да и звали того пса Ресси, главное «узнали».
- Ах, какой песик! - слышу от тех, кто просто хочет пообщаться с понравившейся собакой.
- Ав! – к восторгу мамочек лепечут карапузы в колясочках.
Если повышенное внимание к собаке сильно раздражает, фокса лучше не иметь, а то придется гулять темными ночами на безлюдных пустырях. С людьми надо постараться жить, если получится дружно, если не выйдет – мирно. Для начала, учим собаку не прыгать со своими играми и ласками к каждому встречному-поперечному, а когда от этого ученья будет толк, попытаемся внушить псу, что даже тех, кто не прочь с ним пообщаться, не следует пачкать лапами и встречать как родных. С простыми прохожими задачу решили почти легко. Пока собирались попросить какого-нибудь незнакомого псу человека «пугнуть» приставучего пса, появилась у нас «неканоническая» команда: «А я?» Смысл простой – собака тянет к чужому человеку, а мы напоминаем ей о своем существовании: « Малыш! Мы лучше! Мы тебя сейчас приласкаем, с тобой поиграем. Мы тебя больше любим, иди к нам!» Как же я возгордилась, когда недели через две проблема «чужих людей» была решена процентов на 90. Ха-ха! Смири свою гордыню, педагог, если твой воспитанник фокстерьер! На достижение показателя «приставание к одному прохожему из ста» ушло полгода. Пользовалась бы классическими методами дрессировки, все бы, возможно, вышло быстрее и проще. Но тот, кто ищет в жизни легких путей, фоксов не заводит. А те, кто заводит все-таки немного сумасшедшие. В толпе людей они легко узнаваемы. Спешит человек, погруженный на свои проблемы, по делам, и вдруг видит фокса. Он меняет направление движения, ускоряет или замедляет шаг, если едет в автомобиле, не думая о правилах движения, ставит машину – ему просто необходимо пообщаться с моим псом. Извиняется, рассчитывая на понимание: «У меня тоже фокс!» --- Понимаю, что уж там.
- А Ваш как….?
- Надо же, и наш тоже!
- А у Вас….?
- И мы такие же!
- А, правда, они самые классные?
- Конечно, удивительно, почему не всем это понятно!
- Ну, где ж им (остальным) это понять, если у них нет фокса?
При встрече с нашими товарищами по счастью (это ж такое счастье – иметь фокса!) никакие хорошо усвоенные навыки обращения с посторонними не действуют. Впрочем, иногда Тайсон может поразить хорошими манерами. Но перед кем ему предстать благовоспитанным псом, а перед кем продемонстрировать фокстерьерский темперамент во всем блеске он решает сам. Главное, всегда угадывает, какая манера его поведения больше понравится «зрителю».
А по улицам кроме людей ходят еще собаки и кошки. С кошками все на мой взгляд просто – не будешь травить пса и не получишь знатного кошкодава, каким был Джон. Пока пес маленький представителей кошачьего племени лучше обходить. Еще начнут по дурости своей шипеть да лапами махать, пес поймет, что перед ним опасный хищник и невзлюбит на всю жизнь. С вот с соплеменниками хочешь - не хочешь, а псу надо общаться. Молодняк на площадке неподходящий: пекинес и что-то болонкообразное. Играть с такими чревато нехорошими последствиями. Слабоваты они для нашего пса. Вырастет еще в самоуверенного драчуна. Почему я так думала, не знаю. У Джона спарринг-партнерами были боксер и ротвейлер, стал он самым страшным задирой нашей округи. Хозяева щенков большого желания с моим дружить не выказали. Придется знакомиться с взрослыми. Я не боялась: подводила Тайсика только к собакам, которые малыша не обидят. А Тайс. …Увидев собак, сядет и ни с места. Собака приближается – Тайсон ложится. Трус? Нет, щенячья трусость (вполне простительная, кстати) - это плюхнуться кверху брюшком: « Я маленький, меня бить нельзя!» Присматриваюсь к дальнейшим действиям своей собаки. Подходит старая овчарка Лайма – встает, обнюхивается, настороженность исчезает, малыш начинает прыгать, звать играть, но из Лаймы какая подружка? Игра не клеится. Знакомимся с Чаком – годовалым миттельшнауцером. Чак играть всегда готов, бегать - прыгать и мой всегда рад, но стоит Чаку, играя, затронуть Тайса лапой или прихватить за шею, грядет расплата. Тайсон повисает на ухе или на бороде. Чак терпит, он хорошо воспитан, только поскуливает, просит хозяев отцепить от него юного крокодильчика. Взрослый Тайсон никогда не нападает первым, а если его задирают, без лишений суеты берет по месту и держит. Когда разнимаешь пса с обидчиком, не стремится «дать пинка» вдогонку. Уходит с места стычки, как не в чём ни бывало. Прекрасный навык не наша заслуга, этому пес научился в играх со своим первым другом Чаком. Манера залечь перед встречей с собакой осталась у нашего пса видимо навсегда. Хорошая собака подойдет – поиграем, плохая – прогоним, а будет задираться – проучим.
Растет. Кроме смены зубов у нашего кусаки уже есть еще кое-что. Тссс…. Шепотом: «Яички!» Хи-хи. Что смешного? Пятнышко пигментации внизу брюшка у нашего щенка смещено чуть вправо. Одна «королевская подвеска» темная, а другая наполовину розовая в крапушку. К пяти месяцам все кобелиные достоинства были уже при нем. Вскоре после их появления Тайс стал задирать лапу: скоро, скоро будет взрослым.
Нас миновала проблема «один дома». К появлению малыша в доме я взяла отпуск, потом каникулы у дочери начались. Да и работа у меня такая, что большую часть суток я провожу перед компьютером дома. Когда доводилось оставить пса на два-три часа одного, крутого разгрома в квартире мы не заставали. Ну, веник разгрыз, рулон туалетной бумаги на метраж проверил, раскатав по всему дому, из плющевой игрушки синтепон выпотрошил – разве ж это разгром? Но фоксячий норматив по порче вещей он выполнил. Для того чтоб набезобразничать, нашему псу не требовалось много времени. И хулиганил он не со скуки, вряд ли он успевал соскучиться за те пять минут, пока я выносила мусор. Интерес к обуви он начал проявлять в нашем присутствии. Я отняла у него наши вещи и спрятала в шкафчик. Стоило мне выйти, как пес приступил к делу, влез в шкаф. Две пары кроссовок и мои новые туфли не были рассчитаны на встречу с зубами фокса. Держу в руках то, что осталось от туфельки, в глазах слезы. Об ноги трется адвокат – кот Дымок, ему Тайс тоже для игры кроссовок подкинул. Почти ору: «Кто это сделал!», будто не знаю кто. Пару минут Тайс стоит около меня с видом полнейшего раскаяния. Шлепаю по попе.
- Наказала? Успокоилась? Ну, я пошел хулиганить дальше.
Как то раз, за полчаса чаевничая у соседки пес успел: стянуть большой плед и две подушки с кровати, сорвать штору с одного окна (думаю потому, что на ней кот катался) опрокинуть и разбить горшок с кактусом с другого окна, стащить у дочери пенал и разгрызть десяток фломастеров, сдернуть скатерть с кухонного стола и уснуть безмятежным сном уставшего от игры младенца.
То, что Тайсон не похож на Джона характером, стало ясно в первые же дни нашего общения. А уж когда вышли в мир, несхожесть стала совершенно явной. Отвлекаясь, скажу, что когда слышишь или читаешь о чьем либо фоксе, думаешь: « Как похоже на моего!», а при близком общении видишь, сколь много индивидуального и особенного в каждом псе. Я не считала себя специалистом по фоксячьему воспитанию на основании опыта выращивания одной собаки. Но и того, что снова буду допускать непростительные ошибки, от себя не ожидала. Выращивая Тайсона, я словно исправляла ошибки в воспитании Джона. Джон был драчлив – не допускаю агрессии к собакам. Джон мог сбежать - добиваюсь беспрекословности в выполнении команды «Ко мне!». Джон гонял кошек - пресекаю «межвидовой конфликт». Джона вынуждены были тримминговать у парикмахера – нам не давался, Тайсона терпеливо приучаю расчесываться, стричь когти и т.д. К купанию только приучать не пришлось: свою любовь к воде Тайс проявил рано, а Джон всю жизнь обходил лужи и в воду шел только по крайней необходимости. Но плохие привычки самого Тайсона мы отчего-то сочли издержками возраста и упустили время, когда их можно было искоренить. Месяцев с четырех Тайсон стал воевать с пылесосом, облаивать работающий миксер, фен, электромясорубку, запрыгивать в душевой поддон, когда мы купаемся, чтоб ловить струйки воды….Тогда это казалось очень забавным, а сейчас приходится мириться с этими привычками. Так что правильную книжку по выращиванию фокстерьеров мне не написать. Победы и ошибки, сколько их уже было и сколько еще будет…

Осень. Нет бабочек, зато ветер гонит по дороге листья и бегать за ними очень весело. Еще веселей разгрести лапами громадную кучу опавшей листвы. Тайсон мышковать научился, из парка приходим с грязнущими лапами и бородой. С белками хотел познакомиться, но они зачем-то убегают. С обидой лает под деревом так, что если б я была белкой, свалилась бы с ветки, прибитая звуковой волной. А вот ежики убежать не успевают, но какие ж они противные звери! – никак не понять, что фыркает в этом колючем шарике. Уже и лапы, и морду пес себе исколол, а развернуть и посмотреть, что внутри не получается. Злится…. Несет колючего к нам: «Добычу заказывали? Получите!» Идем по полю к машине. Неугомонный пес нарезает восьмерки на просторе. Вдруг насторожился, прыжок! и чуть ли не по ногам у меня пробегает перепелка. Это поинтереснее бабочки будет! Чуть-чуть не успел пес достать птичку. Эта плюшка, для которой неписаны законы аэродинамики, взлетела с разбегу, оттолкнувшись от кочки. Не хватает собаке для полного счастья крыльев, чтоб птичек догонять, когтей, чтоб с деревьев белок доставать, рогов, чтоб всех забодать. Но рога можно компенсировать: взять в зубы большую палку и, пробегая мимо хозяев, сбивать их с ног. А можно и просто головой под колено боднуть. А еще можно прыгнуть и стукнуть черепушкой любимых хозяев в челюсть – нокаут обеспечен.
Дожди к восторгу собаки идут часто. Выходя на прогулку, думаю: «Минут десять погуляем и хватит!» Но когда пес начинает радостно носиться по мокрой траве, уводить домой жалко. Мокну и не могу решить, что все- таки лучше: с трудом вытаскивать на прогулку пса в дождь, как было с Джоном, или с трудом затаскивать домой, как с Тайсоном. Очень спокойным кажется то время, время перед Кошмаром.
На спине у Тайсона есть небольшой кустик черной шерстки. Он появился на месте укуса ротвейлера. Это «неправильное» пятнышко черный след черного дня.
Гороскопам я не верю. Если слышу или от скуки читаю, что мне пророчат звезды, забываю, тут же.…Когда вечером 9 декабря 2000года слышала от подруги: «Сегодня по лунному календарю был день Сатаны – вот видишь, так все и вышло»,- у меня не было сил возражать. Какая разница кто и что напророчил! Луна не виновата, что по земле ходят уроды. События того дня до сих пор в голове не укладываются. Убили нашего котенка Дымочку. Когда он начал выскакивать на улицу я боялась, что его украдут. Уж больно хорошенький котик рос. Но убить? За что? За то, что кот сидел, никому не мешая, на заборе у нашего дома? За то, что был ласков и беззащитен? Нам хронически не везет на котов. Первый пропал, прожив три года, второй четыре. И у соседей уже третий кот исчез. И вот снова. Страшно оттого, что мразь, которой место только в психушке, живет где-то рядом. Похоронили котенка в парке. На душе мрак… Дома слезы…Тайсон травит душу: ищет кота, пойдет к окну – нет котика, заглянет на кухню - и там нет. А вечером того же дня на нас с Тайсоном напали два ротвейлера. Два сильнейших потрясения слишком много для одного дня. Как я ненавижу уродов!!!
Писать об ошибках всегда тяжело. Не подумали, не догадались, проморгали, не придали значения, обстоятельства так сложились, кто-то другой на моем месте тоже вряд ли бы ошибок избежал. На бумаге словно переписываешь историю. Работа над ошибками, которая на самом деле ошибок не исправляет. Потеряв котенка, и, чуть было, не потеряв собаку, я раскисла…Тайсон взрослеющий пес, да еще и переживший, по моему мнению, стресс, начал самоутверждаться при полной безнаказанности и вседозволенности. А мой авторитет в глазах пса стал падать. И неудивительно. Я боюсь.… Со страхом выхожу на прогулки, озираюсь, увидев вдалеке большую собаку, начинаю метаться в поисках путей отступления….Это от человека можно скрыть эмоции и чувства, наврать с три короба, выдать желаемое за действительное, разыграть перед ним спектакль. С собакой не выйдет. Собака – это не дающий сбоев детектор истинных чувств и настроений.
- Что-то у тебя сердце бьется, как у воробья. Неважно, что ты сказала – голос у тебя дрожит. Адреналин в крови. Ладошки мокрые… Боишься? Не такая уж ты сильная выходит.
В канун Нового года муж и дочь принесли в дом котенка. Рождественской сказки не вышло. Не успели они сказать: «Знакомься, мама! Это – граф Помойкин, кот Василий!» как котейка, увидев пса, оцарапал руки и рванул под диван. Котенок шипит, а Тайсону диван разве преграда? Норник… Решил протиснуться между стеной и спинкой дивана и разобраться, что за зверя принесли. Я испугалась за кота, схватила пса за хвост (как делала много раз до этого) и вытащила из «норки». Я не учла, что мне этого делать уже не дозволяется. Без церемоний обращаться с собакой можно только Хозяину, а меня пес уже разжаловал в рядовые члены семьи. Он бросился на меня. Быстро как пиранья, он за несколько секунд изгрыз мне ногу. Если бы не джинсы мне не отделаться бы только громадными синяками. Но боль это мелочь. Я снова испугалась. Испугалась собственной собаки! Это уже не ошибка, это непростительная глупость. Разъяренного Тайсона схватил, оттащил от меня и наказал муж. Я плакала, закрывшись в спальне… В глазах пса ни капли раскаяния, он порыкивает на меня, когда прохожу мимо, пытается не пустить на диван, в кухню, в туалет. Муж звонит знакомому кинологу из милиции, и я слышу:
- Дайте мне его на недельку, я его в бараний рог скручу….
Не дам. В бараний рог нужно скручивать меня. Не из собаки, а из меня для начала надо дурь выбить. Выбью. Я сильная…
- Выбрось кота! Он будет все время раздражать пса, к новому коту пес в этом возрасте не привыкнет. Заведешь позже, когда псу будет года два и все будет нормально, - слышу от охотников.
Не выброшу. Его уже выбросили один раз, на его долю хватит. Хотя кошек я не очень- то и люблю, но раз принесли - будет жить.
Ругаю себя последними словами. Из одного стресса я вышла благодаря другому потрясению. Такую вот шоковую и жестокую терапию пережила. Надо исправлять ошибки….
Примерно неделю я проходила в статусе последнего члена стаи. Силы копила, нервишки расшалившиеся в порядок приводила.
- Ах ты, маленькая дрянь! Ты на кого РРР сказал!
- Простите, погорячился!
- Нравится подвешенным за шкирку висеть? Ты меня так подвесить не сможешь! Мои руки сильнее твоих зубов!
- И правда…
И, все- таки, время от времени пес проверяет, насколько серьезно я вознамерилась все расставить по свом местам. Фоксы сверхупрямы, но я упрямей… Я не устану повторять псу кто в доме хозяин. И на улице я ничего не боюсь – двух ротов раскидала, пусть они меня боятся. Думаю, прежде, чем искать причины скверного поведения пса в нем самом, не мешает разобраться со своими собственными проблемами, страхами и комплексами.
Кот Васька вскоре устал сидеть под диваном. Покинул свое убежище и вспоминает о нем только тогда, когда не хочет играть с собакой. Дружбы между псом и собакой не возникло, но и вражды нет.
Изображение

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Вт янв 09, 2018 1:37 am

Написано лапой, заверено хвостом
3
Пошли мы как-то всей семьёй на базар. У меня прямо глаза разбежались от всякого изобилия. Слюнки потекли, в животе заурчало. Не выдержал я и отлучился в мясной отдел.
Остановился возле прилавка, где самая большая гора мяса, и стал украдкой пригляд вести. В нашем деле главное — тщательно составить план экспроприации. Смотрю, продавщица тучная, — значит, реакция у неё не ахти. Дождался я, когда она отвлеклась, и потянул с прилавка маленький филейный кусочек. Килограмма на три. И вот тут, к моему ужасу, ждал меня неприятный сюрприз. Эта продавщица, на удивление, среагировала мгновенно. Схватилась за другой конец филейки да как заверещит! Я испугался, хотел уж было бежать, да зубы, как назло, заклинило. Я на себя кусок тяну, торговка — к себе тащит. Кричит, ругается, всякими нехорошими словами меня обзывает. Дубину откуда-то достала и со всей моченьки по спине меня огрела. Я так и взвыл от боли! В глазах потемнело, слёзы дробью в разные стороны брызнули. Заскулил с такой душераздирающей болью, что всем покупателям аж не по себе стало. Одна только торговка злорадно расхохоталась. Я побежал, переламываясь в спине, а она мне вслед кричала:
— Ещё раз увижу, псина блохастая, вообще прибью!
Спина потом с неделю болела, на спине спать не мог. А всё же мы, собаки, так устроены, что мстить совсем не умеем, даже зла не держим. В первую же ночь привиделся мне целительный, душераздирающий сон. Снилось мне, будто лежу я на санях, весь такой раненый и перебинтованный, а в санки запряжена, как в собачью упряжку, продавщица эта мясная. Тянет она кожаные ремни, упирается со всей моченьки. А пурга страшенная такая, словно мы в Антарктиде какой или в Арктике. Дорогу совсем замело, от снежных вихрей вокруг ничегошеньки не видать. Тащит бедная продавщица санки, а снежная крупа ей прямо в лицо бьёт, чуть ли не с ног сшибает.
— Ничего, Коленька, больница уже близко, — говорила она, глотая слёзы. — Потерпи, миленький. Только живи, хороший мой, только живи.
И я терплю, лежу на мягкой подстилке, тот самый филейный кусок потихоньку общипываю, растягиваю удовольствие.
Всю дорогу она мне ласковые слова говорила. Я тоже в ответ поскуливал. Она сама попросила, чтобы я отзывался. Всё боялась, что помру, не дотянув до больницы.
— Вот вылечишься, я тебе котлеток нажарю, — говорила она. — Любишь котлетки?
Я пробурчал там чего-то.
— Вот и хорошо, вот и чудненько. Шашлычками тебя накормлю, бастурмой. Люля-кебаб пробовал? А лявянги? Ничего, попробуешь ещё. Я тебе самые деликатесы готовить буду. Ты ведь голодненький был, раз пошёл на преступление. Ничей, конечно, беспризорный. Эх, бедовая головушка! Намучился поди по жизни, настрадался, а тут я ещё — палку эту, окаянную, из рук выронила. Надо же, прямо по спинке она тебе угодила. Сильно больно было, да? Да уж знаю, можешь не отвечать. Тебе и нельзя много говорить. Береги силы. Отозвался чуть — и ладно. Как же ты скулил, бедненький, как же плакал! У меня сердце чуть не оборвалось. Столько боли и обиды! Никогда себе не прощу! Эх, только бы до больницы дойти, только бы успеть! Только не умирай, хороший мой, держись! Держись, родненький! Если тебя не будет, и я жить не смогу!
Потом она совсем выбилась из сил, присела рядом на санки, погладила меня и заплакала.
— Не могу дальше идти, — всхлипывала она. — Сил больше нет. Пропали мы с тобой, теперь уж точно замёрзнем. Я-то ладно, пожила своё. А ты молодой совсем, щенок ещё. Вот горе так горе!
Гладит меня и ревмя ревёт, и у меня у самого слёзы навернулись. Заскулил я как можно жалостливей да тут же и проснулся. Пощупал лапами мордаху, а она и впрямь мокрая от слёз.
Совестно мне стало, неловко как-то: выходит, я хорошую женщину под страшные душевные муки подвёл. Ведь теперь её до конца жизни совесть грызть будет. А у совести клыки длинные, острые — не позавидуешь. И всё это из-за меня.
С тех пор я решил мясо чужое не воровать. Думаю, нужно просто вежливо попросить, и так дадут, не откажут. Люди все хорошие.
Продолжение следует
Александр Завьялов
https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Пт янв 12, 2018 1:17 pm

Написано лапой, заверено хвостом
Записки Коли Диканьского
1
Хозяину моему Никите девять лет было, когда мы с ним встретились. Случилось это шесть лет назад при судьбоносных обстоятельствах...
В тот день проснулись Никита и дружок Егорка ещё до зорьки и на рыбалку отправились. Придумали до Леонтьевской протоки махнуть. Дорога хоть и не близкая, зато место больно уловистое. Утро всего лишь посидят — и всякий раз у каждого полнёхонькое ведро окуней, лещей, плотвы… и другой рыбёхи наудачу. Без улова никогда не возвращались.
И вот идут они к месту по-над обрывистым берегом, веселёхонько разговаривают, смеются, и тут я тону… Я уже тогда взросленький был, почти три месяца. Потерялся у своей мамы-дворянки и по глупости со сваи в речку бултыхнулся. Понесло меня течением и прибило вместе со всяким плавником и хламом к обрывистому берегу. Забрался я на осклизлую корягу, а выбраться из воды не могу: берег обрывисто нависает. Остаётся что — скулить да повизгивать.
Тут-то меня парнишки и услышали. Первым мой Никита всполошился. Он вдруг резко остановился и прислушался.
— Егорка, слышишь? Скулит кто-то... щенок вроде…
Ну, я ещё больше заголосил. Никита сразу к обрыву кинулся, да тут же в растерянности замер. К самому краю никак не подойти, опасно: берег высокий, до воды метра три-четыре, и подмыт сильно, наброво — трава вместе с дёрном чуть ли не на метр провисает. То и дело большие комки глины в воду бухают. И всё же насмелился он и к самому краю подполз. Глянул вниз и поначалу даже разобрать ничего не смог. Столько река всякого дерева нагнала, ошметки коры и мусора, и всё это друг на дружке громоздится, пенится в водовороте. Увидел я парнишку, заскулил, затявкал, что есть мочи: мол, здесь я, здесь!
— Чео там? — нетерпеливо спросил Егорка.
— Щенок на ветке сидит. Как же он сюда попал?
— Как, как… Топили да не дотопили. Пойдём, ничем ты ему не поможешь.
— Как это пойдём?! — Никита даже рассердился. — Оставим его погибать? Да ты…
И в это момент ветка талины, на которой я сидел, вдруг отцепилась от корневища разлатой кокорины и поплыла вдоль берега. Метров через пятьдесят начиналась быстрина, а дальше и вовсе шумный перекат. На таком течении мне никак не удержаться, соскользну в воду — и поминай как звали. Прости мама непутёвого сына. Я прямо оцепенел от ужаса, даже скулить перестал. Никита тоже, конечно, испугался за меня, в ту же секунду скинул курточку и сиганул в ледянющую воду. Не мешкая. Потом-то я узнал, что с малолетства отец Никиту к плаванию приучил. Как лето, так он из воды не вылезает, хорошо плавает, за раками ныряет на глубину. Так это по лету, в жару, а тут в весеннюю воду да в омут глубокий, водоворот страшенный. Обожгло его холодом, даже дыхание перехватило, от страха всё тело свело.
— Вот безбашенный! — ахнул Егорка. А сам к берегу подойти боится. — Чео, сдурел? Никитка, к берегу давай!
Никита всё же перемог страх, скоренько догнал ветку и меня с ней, а я реву, с жизнью прощаюсь. Прижал он меня к груди — я дрожу всем тельцем, тыкаюсь. Кое-как всё же доплыли к берегу. К счастью, сразу перед перекатом под обрывом пологий бережок начинался. На него и выбрались. А там уж и Егорка помог нам на травку вылезти.
Успокоился я малость, на Никиту во все глаза взираю. А когда стали меня колбасой кормить и салом, и вовсе уверовал в свою счастливую судьбу. Возле костерка разомлел, спать захотелось. Сквозь дрёму слышу:
— И зачем он тебе нужен? — ворчал Егорка. — Дворняжка обыкновенная.
— Сам ты обыкновенный, — заслонил меня Никита. Сам дрожит от холода, зуб на зуб не попадает. — Моя собака.
И эти слова так мне по сердцу пришлись! Ещё теснее прижался к Никитке своим тельцем, и уже совсем мне спокойно стало.
— Ты только никому не рассказывай, что я в речку прыгал, — попросил Никита, когда согрелся. — Мамка, сам знаешь, какая впечатлительная! Да и отец по головке не погладит.
— Ладно, — пообещал Егорка, — а ты всё равно ненормальный.
Сначала хотели меня Герасимом назвать, как главного героя дедушки Тургенева. Это который Муму любил, но потом пошёл на поводу вздорной барыни… Увидели между нашими судьбами очевидную связь: и в моей судьбе, и в жизни того Герасима водная стихия сыграла решающую роль. Но потом подумали, подумали и назвали меня Колей в честь Николая Васильевича Гоголя. Я на великого писателя и впрямь очень похож, особенно в профиль. Длинный и острый нос, на мордахе короткая шерсть, а с ушей грива как каре свисает. Да и впоследствии способности к писательству открылись… Имя мне сразу понравилось, солидное такое, надёжное, не какой-нибудь Бобик или Тузик — котам на смех.
Я, естественно, хозяина не разочаровал. Ох и смышлястый я оказался! Хоть и дворянин, а видать, и у меня в крови овчарки были. К году длинной шерстью оброс, весь такой рыженький, нарядный стал. Даже поговаривают, что мама или папа мои из шотландских овчарок, или колли, как эту породу ещё называют. Все команды я слёту разучил, меня и дрессировать-то не пришлось. Стразу понял: начнёшь шкодить и плохо учиться — на цепь посадят или сплавят куда-нибудь, к чёрному коту на кулички. Хотя и хитрю иногда, но не со зла, не корысти ради, так получается... Мимодумно. Главное, очень уж я добрый, ласковый и послушный. От счастья прямо-таки всего распирает! Люблю я хозяина своего и всю семью, аж дух захватывает!
Продолжение следует Александр Завьялов https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Вт янв 16, 2018 6:13 am

2
Никита пошутить любит и частенько небылицы про меня рассказывает. Однажды среди сверстников такое отгрохал:
— Мой Коля просто зверь какой-то… Вчера мы с ним ездили в город — он там такое учудил!.. Смотрю, бегает мой Коляша, а из пасти у него какая-то верёвочка торчит. Сначала я не обратил внимания: ну, верёвочка и верёвочка. Потом подозвал его, гляжу, а это, оказывается, поводок… Потянул я за поводок этот — и еле-еле вытащил из пасти вот такенную таксу!.. — на полметра развёл руки Никита.
— Да ладно заливать! — усомнился худой и долговязый Славик.
— Да что мне врать-то? Так всё и было. Хорошо ещё, целиком заглотил и недавно. Обошлось. Такса отдышалась маленько, очухалась, даже гавкать давай. Недовольная такая, сердитая. Обиделась, наверно. Тут и хозяйка прибежала, старушка какая-то. Я ей говорю: вашей собаке, бабушка, ни с того, ни с сего плохо стало. Хорошо, говорю, мы с Кольком рядом были. Оказали первую помощь…
— А хозяйка, случайно, не старуха Шапокляк была? — спросил упитанный Вадик.
— Может, и Шапокляк. Я в её паспорт не глядел.
Никита тогда меня просто в краску вогнал. Мне поначалу казалось дикостью, что хозяин на меня всякую напраслину наводит. Обижался даже, а потом — ничего, сам стал среди собак байки распускать. Я ведь во всём стараюсь Никите подражать. Недаром говорят, что собаки на своих хозяев похожи.
Помню, собрал вокруг себя свору и такую небылицу закинул:
— Кошек заметили, как меньше стало? Это я их на деревья загоняю, и они там неизбежно погибают…
— Что-то я не видел, чтобы коты на деревьях погибали, — ехидно пропищал ободранный пудель.
— У меня погибают! От страха. Если не все, то девять из десяти — точно.
— Это с какой такой радости?
— Не верите? Я сам своими глазами видел! Помните того лохматого сибирского кота, который возле котельни жил?
— Ну да, он вроде как ничей. Что-то его давно не видно.
— Вот-вот. Я его тоже на дерево загнал. А через полчаса мы с хозяином мимо возвращались, глядим, кота с дерева снимают и на носилках уносят…
Эти коты постоянно мою психику расшатывают. Вредоносные животные. У меня такое чувство, что они против рода человеческого что-то замышляют. Всё время чем-то недовольны, зануды редкостные. Вот и воюю с ними не на жизнь, а на смерть. Уже вся морда когтями исполосована. Эх, моя бы воля — я бы запретил котам носить когти длиннее одного миллиметра.
У котов сильной любви к хозяевам нет — это все знают, — эгоисты они, только о личной выгоде заботятся. Вот хоть нашего кота Агафона взять. За связку воблы продаст и даже не покраснеет.
Помнится, прошлым летом такой случай вышел. Солнце распалилось не на шутку, вся земля в пекло превратилась. У меня шерсть длинная, мне и вовсе худо. Разморило, и задремал я под яблонькой. Вдруг чую, что-то такое, неправомерное, происходит. Я один глаз приоткрыл, и глазу своему не поверил. Гляжу, семья бобров — штук десять их было — разбирают нашу баньку и брёвна со двора к дороге выносят, на телегу складывают. У меня от наглости такой на глазу нервный тик случился. Подскочил я как ошпаренный, об яблоневую ветку головой треснулся. Кинулся я к ним, бобрам этим, и спрашиваю: так, мол, и так, по какому такому праву? Где разрешение на снос? Выдвинулся их старший бобёр и давай мне объяснять, раскладывать. Оказывается, наш кот Агафон обменял нашу баньку на ведро карасей. Это как? И главное, за спиной всей семьи ладил, втихую. Вот и скажите мне, что коты — хорошие животные.
Ну, я, естественно, возмутился, осерчал. Заставил их баньку обратно сложить. К счастью, ни хозяин Никита, ни семейные ничего не заметили. Как только бобры баньку восстановили, отец и Никита с покосов пришли, а мать весь день возле плиты толкошилась, во двор и не выходила.
Продолжение следует Александр Завьялов https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Сб янв 20, 2018 2:21 pm

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки

4
Мы нашу корову летом в стадо наряжаем. Пасётся она на сочной зелёной травке, а потом молоко вкусное приносит. Не зря мы её Кормилицей зовём. От неё зависит благосостояние и здоровье нашей семьи. Я лично её провожаю к своим знакомым, пастушьим собакам, и передаю из лап в лапы. Я бы и сам её неплохо пас, но лучше, конечно, если это будут делать профессионалы.
По дороге я всегда Кормилицу спрашиваю, хорошо ли к ней относятся другие коровы, не обижают ли собаки, пастух. Однажды она мне пожаловалась, что её пастух Говядиной называет. У меня, конечно, сразу шерсть на загривке вздыбилась. Сразу побежал пастуха искать. Ну, думаю, порву в клочья, будет знать, как над нашей коровой смеяться. К счастью, по дороге пастушьи собаки попались. Оказалось, ничего личного, пастух всех коров так называет. Типичное поведение невежественных людей.
С недавних пор наша Кормилица вместо молока сливки приносить стала. Жирность двадцать процентов. Другие коровы обзавидовались, конечно, им тоже захотелось отличиться. Стали за Кормилицей подглядывать: какую она травку выбирает, что за режим питания? Заинтересовались химическим составом молока, соотношением жиров, белков и углеводов. Пристали к самой Кормилице с расспросами, а та только рогами разводит.
— Сама удивляюсь… Ни с того, ни с сего как-то…
Коровы обижаться стали, на Кормилицу ополчились, то толкнут, то рогом подденут. Пришлось мне с каждой коровой по отдельности беседовать. К некоторым, особо непонятливым, применил вразумляющее воздействие.
Мне, конечно, сливок не достаётся, но я о себе в последнюю очередь беспокоюсь. Для меня главное, чтобы семья сытая и счастливая была. Оттого стал думать, как бы так Кормилицу уговорить, чтобы она не только сливки, но и сметану, и сгущёнку производила. Скажем так: утром сливки, в обед сметану, а вечером сгущёнку.
Выслушала Кормилица меня без всякого энтузиазма и даже обиделась.
— Ну ладно, сливки и сметану — это я ещё смогу, — жалобно промычала она, — а сгущёнку… Она же сладкая должна быть.
— У пчёл мёд тоже сладкий. И ничего, как-то справляются.
Кормилица понурилась, глаза её затуманились.
— Ладно, я попробую, — обронила она.
После этого мы дня три от Кормилицы ни молока, ни сливок не видели. А потом принесла она ведро сметаны, а ещё через четыре дня — ведро сгущёнки. Все, конечно, удивились, со всех сторон подбегать стали. С телевидения приехали. Захотели секрет знать. А какой тут секрет? Природный дар. Ну, ещё любовь и внимание родных и близких, что немаловажно. Мое, в частности, непосредственное участие… Хоть Кормилица в сроки не уложилась, а всё же задание моё выполнила.
Узнали о Кормилице и с дальних краёв. Потянулись делегации перенимать опыт. Потом и вовсе приехали какие-то сомнительные личности и большие деньги за нашу корову предложили. А как можно свою Кормилицу продать? Она ведь своя, родная, член семьи.
Ушли они, конечно, ни с чем. Только стал я замечать, что эти же подозрительные типы вокруг Кормилицы крутятся. Так и подумал, что украсть хотят. Принялся я ещё тщательней догляд вести. С пастбища не отлучаюсь, с коровы нашей глаз не свожу.
Но однажды задремал я под берёзкой на какую-то минуточку, открываю глаза — нет Кормилицы. Вскочил как ужаленный, давай носиться по всему полю. Пастух пьяный спит, да и все пастушьи собаки вповалку валяются, дрыхнут. Видимо, снотворного им подсыпали. У коров спрашиваю, и все одно и то же заносчиво твердят: мол, следите за своей уникальной коровой сами… Только одна порядочная корова нашлась, показала направление, в какое Кормилицу повели. Тотчас же я и след взял. Кинулся я во все лопатки по следам, через горку перемахнул, гляжу, двое воров нашу Кормилицу к грузовой машине ведут. Кормилица голову опустила и плачет навзрыд. Воры на неё грубо покрикивают, один даже палкой её по спине огрел. У меня от гнева прямо в глазах помутилось, внутри всё захрипело, шерсть на загривке вздыбилась. Зарычал я, залаял грозно и с горы на бешеной скорости скатился. Одного вора сходу сшиб, хотел его загрызть насовсем, но отложил пока… Другой вор от меня в кабине успел скрыться. Кидался я на машину, стекло пытался разбить, да только мордаху повредил. Стекло крепкое оказалось, калёное.
Того вора, что по земле ползал, я по доброте своей собачьей пощадил. Не стал об него клыки марать. Посмотрел ему в глаза, а там испуг и подлое что-то, гадкое. Погавкал я вдоволь, порычал с ненавистью: мол, если ещё раз Кормилицу тронешь, не пожалею. Потом отвернулся и гордый весь такой сказал:
— Пойдём, Кормилица. Никто тебя больше не обидит.
Она обрадовалась, повеселела и попросила:
— Можно я ему копытом звездану?
— Оставь… — поморщился я. — Не марай копыто. Пускай ими правоохранительные органы занимаются.
И пошли мы солнцем палимые назад на пастбище. По дороге я Кормилицу немного пожурил.
— Ты почему не кричала, когда они тебя уводили? — строго спросил я.
— Они сказали, что на конкурс красоты меня повезут.
— И ты поверила? — удивился я.
— Да. Они меня очень хвалили. Восторгались мной.
— Почему же ты плакала возле машины?
— Они мне сказали, что на красивой машине повезут, а сами грязный грузовик без всяких удобств предоставили.
— И ты поняла, что тебя обманывают?
— Ага. Сказала им, а они сразу грубить стали. Один даже ударил больно.
— Я видел. Эх, Кормилица ты наша, разве можно чужим людям доверять… Чужие люди в потёмках.
Тут смотрю — коровы нам навстречу бегут. Обступили Кормилицу и, перебивая друг дружку, давай рассказывать, как они за неё испугались, переволновались не на шутку, у всех молоко пропало. А я тем временем овчарок распинал и такую им взбучку устроил, что они теперь только вокруг Кормилицы кругами ходят, ни на шаг не отступают.
Потом меня эти злые люди отравить пытались. Колбасу подбрасывали, начинённую сильнейшим ядом. Только я всякий раз начеку был. Тут же зарывал её в землю, чтобы никто не отравился. Но плохие люди, известно, упорные создания, мстительные. Эти воры приходили к нам домой, разговаривали с родителями Никиты. Один жаловался, что я его покусал. А другой якобы свидетелем был. Дескать, я бешеный, и меня нужно пристрелить. К счастью, всё благополучно разрешилось. Пастух хоть и пьяный был, а краем глаза видел, как эти двое нашу Кормилицу уводили. Теперь эти воры в нашу деревню и носа не показывают.
Когда всё выяснилось, меня, конечно, похвалили. Наградили вкусной ветчиной и большущёй костью, которую я целую неделю грыз. С тех пор я, правда, запретил Кормилице сметану и сгущёнку приносить. От беды подальше. Теперь она сыр и творог производит.
Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Ср янв 24, 2018 11:53 am

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
5
В прошлом году дело было. Пошли мы с Никитой и Егоркой на рыбалку. Всё на ту же Леонтьевскую протоку. На этот раз с ночёвкой решили. Уже осенние заморозки пошли, и налим стал брать. А налимы редко днём охотятся, им самую глухую тьму подавай, особенно когда луны нет. Они в нашей речке, как поленья; бывает, какое бревно выволочешь, так ни в какой садок не влезает. Разве что на кукан посадить. Отец обещался утром за нами приехать, забрать улов. Сами-то мы, понятно, не донесём столько-то…
К вечеру небо прояснилось. Млечный путь показался, созвездия разные. Жаль, я в них не разбираюсь, узоры и впрямь завораживающие. Такая красота, что дух захватывает. Никита и Егорка друг с другом соревноваться стали, кто какие созвездия знает. Я только и успевал запоминать. Узнал я тогда, что на каждой звезде такие же планеты есть, как наша. И везде собаки водятся. Всякие разные породы. Может, и коты где есть. Да уж пускай будут, а то скучно без них.
Одно плохо: похолодало сильно. Потихоньку забереги ледком прихватило. А у нас ни палатки, ни спальников. Мне-то никакой мороз не страшен: шуба тёплая, лохматая, я и в минус сорок не мёрз. Мне даже хаски завидуют. А парнишки мои только коврики взяли да одеялки лёгонькие. Ну, оделись хорошо — штаны ватные, куртки тёплые, а всё равно не по погоде. Думали, возле костра и так сгодится. Да и не собирались спать — наметили всю ночь налимов из речки выдёргивать.
А налимы эти что-то и не собирались клевать. Уже часов пять прошло, как стемнело, а колокольчики повисли как застывшие, молчат, хоть один бы дрогнул, затеплил надежду.
Потихоньку моих в сон клонить стало. Никита носом клюнул и на коврик повалился. Егорка тоже задремал. Шарфами лица укутали, запахнулись в куртки на все пуговки и к костру жмутся. Я рядом с Никитой прилёг, боком его согреваю.
Через какое-то время костёр притух совсем, угольки только краснеют. Смотрю, Никита ворочается, мёрзнет, никак согреться не может. Мне бы дровишек в огонь подбросить, но я страсть как этот костёр боюсь. Вот ничем меня не напугать, а огонь побаиваюсь. Природа его мне непонятна. Однажды мне страшный сон приснился. Будто загорелась на мне шерсть, и я еле-еле успел в речку прыгнуть. Вот и не подхожу я к костру близко, с опаской на него взираю.
Растревожился я сильно: вдруг Никита заболеет, простынет или воспаление лёгких подхватит? Вон как колотит от холода, зуб на зуб не попадает. Снял я тогда с себя шубу вместе с хвостом и Никиту ею накрыл. Пушистый хвост вместо шарфа приладил, шею надёжно прикрыл, где ангина подобраться может. Никита сразу засопел, дрожать перестал, вытянулся в тепле. Сразу же мне на душе легко стало, спокойно.
Сам-то я без всякой одёжи остался — мясо на костях, жиру самая малость. А откуда он, жир этот, возьмётся? Веду активный образ жизни, бегаю с утра до вечера, ношусь как угорелый. Раньше без надобности было, а сейчас жирок бы не помешал. Что и говорить, так меня холодом и пронзило! Чую, околеваю, лапы и вовсе окоченели. Стал бегать туда-сюда, чтобы согреться, прыгаю разные стороны. Разминаюсь, одним словом, а сам краем глаза на Никиту поглядываю. Боюсь, проснётся, увидит, что на нём шуба моя, и с испугу её в костёр бросит. Как Иван шкурку Царевны-лягушки. Или просто сонный отпихнёт в сторонку — ну, она и запалится. И как я потом без шубы? В таком виде у меня вообще никаких перспектив. Без шубы собаке никак нельзя.
Вдруг слышу: колокольчик тихонько брякает. Знать, налим попался. Ну, думаю, сейчас как загремит на всю округу, и Никита с дружком точно проснутся. Тут уж размышлять некогда было. Скоренько я опять шубу на себя накинул и как ни в чём не бывало принялся по бережку выхаживать. Сразу и колокольчик заголосил как очумелый. И я сразу залаял звонко: мол, просыпайтесь скорей, путина началась!
Вскочил Никита и к закидушке кинулся, стал леску выбирать.
— Егорка! Большое что-то! — закричал он. — Не могу вытащить! Коля, не мешай! — это он мне. — Не лезь со своими лапами!
Егорка тоже подбежал, помогать давай. Я вокруг прыгаю, заливаюсь от радости. В шубе сразу согрелся, даже жарко стало.
Налим с метр, наверно, попался, не меньше. Никита его на кукан посадил, а он спокойный такой, рассудительный. Замер на дне, и только жабры чуть шевелятся.
Тут и остальные колокольчики как обезумели. Голосят что есть мочи, трезвонят один за другим, а то и одновременно. Парнишки только и успевают налимов вытаскивать. Не до сна стало. В костёр дрова подкинули, и заполыхал он, озарил окресы.
— Может, зря? — засомневался Егорка. — Всех налимов распугаем.
— Наоборот, хорошо. Папа говорил, налимы как завороженные на свет костра идут.
Парнишки мои согрелись, а налимы и впрямь нисколько натиск не ослабили.
Утром отец приехал, а у нас целая гора налимов, и ещё три больших судака. Каждый килограмма по два, не меньше. Я вокруг важно выхаживаю, искоса с гординкой поглядываю. Вот, думаю, свезло: и рыбы наловили, и здоровье в целости-сохранности. Всё благодаря моим усилиям…
Домой веселёхонько возвращались. Никита с Егоркой, перебивая друг дружку, живо рассказывали про нашу удачную рыбалку, а я смотрел в окно и думал, что нужно достать где-нибудь ещё одну шубу, запасную, и держать её на всякий пожарный случай.

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Вс янв 28, 2018 4:21 am

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
6
После этой рыбалки в теле моём странные изменения случились. Когда холодно, организм в особенном режиме работать начинает. От меня такое сильное тепло исходит, что в избе меня вместо печки используют. Меня даже на зимнюю рыбалку не берут, если лёд тонкий. И снег, и лёд подо мною сразу таят, и приходится мне часто менять дислокацию. Однажды засиделся, засмотрелся, как Никита из лунки окуньков выдёргивает, да так и бултыхнулся в воду. Хорошо, хозяин рядом оказался. Подполз по льду и за лапу меня выдернул.
В трескучие морозы меня силком в дом загоняют. Печка в доме, конечно, тоже есть, но её недостаточно. Опять же экономия на дровах и угле. К тому же тепло моё особенное — полезное, исцеляющее, силу человеку даёт. Бывало, протопишь избу, как следует, и уже духота, как в бане. Тогда выпроваживают меня на улицу, чтобы я в коровнике посидел или в курятнике.
Кормилица, корова наша, постоянно просит, чтобы я в лютую стужу хоть полчаса рядом с ней побыл. Скучно ей по полгода в коровнике сидеть. В тесноте, в темноте, в холоде да без движения. Вот и захожу по нескольку раз на дню поболтать. Затрагиваем разные темы, благо кругозор у меня широкий. А всё больше о весне мечтаем. Тяжёлая у неё жизнь, а когда о хорошем думаешь, всё легче.
Пожалел я как-то Кормилицу, а она мне говорит:
— Это ещё что — терпимо. Как подумаешь, каково оленям зимой, лосям, косулям и всем нашим, кто травой питается, даже страшно становится. Снега иной раз по два метра выпадет — где они там траву находят, я вообще не представляю! Ужас! А морозы какие! За сорок градусов бывает! За пятьдесят! Страшно! А в пургу холод до костей пробирает. Сколько раз слышала — и замерзают, и умирают от голода. Бывает такая зима лютая, что до весны мало кто доживает. О-хо-хо, зиму пережить — не поле перейти. Даже хищников зимой жалко.
Послушал я тогда Кормилицу и полюбил её ещё больше. Захотелось ей косточку принести, припрятанную шкурку от сала, да вовремя вспомнил, что у нас рационы разные. А ещё мне почему-то вспомнился один странный случай.
Повстречал я как-то зимой знакомую собачку и спрашиваю:
— Что-то давно тебя не видно. Случилось чего?
— Да с хозяйкой моей плохо. Всё время от неё не отхожу.
— А что с ней? — разволновался я.
— Депрессия у неё.
Удивился я: что за болезнь такая? Оказалось, это какая-то таинственная хворь, которую никакими анализами выявить нельзя, но люди её очень ценят.
— Разве твоя хозяйка в холодном тёмном сарае живёт? — сыпал я вопросами. — Её по полгода оттуда не выпускают? Солнца не видит?
— Нет, что ты.
— Неужели на улице живёт, на морозе? — ахнул я.
— Мы в тёплом доме живём. Хорошо у нас, уютно, всё есть.
— Подожди, она что, голодает? Одним сеном питается?
— Да нет, с питанием у нас всё хорошо. Полный холодильник. Деликатесы едим.
— Тогда я вообще ничего не понимаю! — растерялся я. — Странно. Я-то думал, у животных зимой самая страшная жизнь, а получается, люди ещё больше страдают.
— Я сама уже запуталась, — вздохнула моя знакомая. — А как помочь, не знаю, — и пошла, понуро опустив плечи.
У меня сердце сжалось от сострадания. Мы, собаки, постоянно себя виним, если хозяин вдруг упал духом, не в настроении, а уж если заболел — это вообще страшно. Нет ничего ужаснее для собаки, чем болезнь хозяина. Помню, однажды Никита заболел, так я чуть с ума не сошёл.
В тот раз меня к Никите долго не пускали. Целый час я бегал вокруг дома, места себе не находил. Переволновался — жуть. И скулил, скулил, не переставаючи. Чувствовал, что Никите всё хуже и хуже, и уже страшные картины перед глазами являлись. Хотел уж было стекло выбить, чтобы внутрь пробраться, но, к счастью, мама опомнилась и впустила меня в дом.
Подбежал я к кровати и вижу: Никита весь такой больной, измождённый. Положил я ему голову на грудь, слышу, сердце трепещет и тревожно бьётся, хрипы из груди, и жар печёт. Никита погладил меня по голове ослабевшей рукой, и у меня слёзы из глаз закапали. Эх, думаю, не уберёг я хозяина своего. Не будет Никиты, и я жить не смогу. И так мне больно и страшно стало!
Вдруг, чувствую, нечто таинственное происходить стало: у Никиты сердце ровней застучало, а у меня перед глазами радужные перья на лазури замелькали, тут же и в сон потянуло. Так и ухнул в дремотную бездну. Приснилось мне, будто мы уже в больнице. Никита на койке лежит, а я рядом, на коврике. Вокруг нас вирусы и бактерии в белых халатах собрались… Консилиум держат. Решают, какое лечение назначить, чтобы добиться нужного результата…
Самый главный вирус раздумчиво смотрел на Никиту и озадаченно теребил в руках больничную карту.
— Странно, пациент пошёл на поправку, — расстроено сказал он. — Очень даже неожиданно…
— Мы сделали всё возможное, уважаемый профессор, — оправдывалась главная бактерия. — Строго следовали по инструкции.
— Не сомневаюсь. В какой момент началось выздоровление?
Бактерия брезгливо ткнула пальцем в мою сторону.
— Да вот, когда появилась эта псина.
Вирус-профессор посмотрел на меня с нескрываемой неприязнью и выдавил из себя:
— Какой гадкий пёс! Зачем же вы позволили ему находиться рядом с пациентом? — К несчастью, мы ничего не могли сделать. Между ними очень крепкая таинственная связь. Они всегда вместе, и мы не в силах их разлучить. Из-за этой собаки мы утратили все наши способности.
— Вот оно что… — осенило профессора. — То-то, я чувствую, мне как-то нехорошо. Ну что ж, видимо, здесь мы уже ничего не сможем сделать. Пойдёмте к другим пациентам.
— Думаю, в первую очередь нужно посетить пациентку из пятой палаты, — просунулась какая-то вёрткая бацилла. — Очень лёгкий случай. Злая женщина, и патологически не любит собак.
— Вот как! Да это же здорово! — обрадовался профессор. — Ну что ж, у нас есть прекрасная возможность восстановить силы. Пройдёмте скорее, уважаемые коллеги.
Я проснулся и сразу же положил голову на грудь Никиты. Чувствую, температура спала, дыхание ровнёхонькое, без всяких сиплых звуков и хрипов, сердце бьётся ритмично и весело, выстукивая какую-то удивительную мелодию. Я слушал эту прекрасную музыку и от счастья боялся пошевелиться. И лишь тихие слёзы катились из моих глаз.
После я восстановил хронологию событий и понял, что заболел Никита как раз в тот день, когда с утра меня не похвалил и не погладил. Помню, я тогда сразу забеспокоился, маяться стал сильно: что сделал не так? Почему отчуждение? Старался лишний раз на глаза попасться. И вот Никита заболел… К счастью, я всё-таки успел. Никита погладил меня по шёрстке — и сразу исцелился.
Что и говорить, нет худа без добра. С тех пор я понял, что на мне не только сохранность всего имущества, движимого и недвижимого, но и здоровье семьи. Если человек хоть раз в день собаку погладит, он в этот день не заболеет. Но теперь я не жду, когда меня погладят, а сам решительно забираюсь лапами на грудь. Ведь самое лучшее средство от всех болезней — это профилактика. Пусть это и не видно обычному глазу, но, когда собака счастлива, она в семью здоровье и счастье приносит, удачу приманивает.
С тех пор я болезнь заранее чувствую. Могу даже силой мысли её предотвратить. Теперь бактерии и вирусы нашу семью седьмой дорогой обходят. Боятся. А если какая-то бацилла и проходит случайно мимо нашего дома, то в страхе озирается и ускоряет шаг.

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Чт фев 01, 2018 4:16 pm

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
7
Помню, гнался я за длинноухим зайцем, и угораздило меня на змейку наступить. Ну, а как же, укусила, конечно, с неё не станется. Хворал потом сильно, прошёл курс реабилитации. А дело было так.
Несусь я, значит, во все лопатки вдоль горушки за косым и уже вроде как настигаю. Гадюку ещё издалека приметил. Лежит она, красавица, на гранитном камушке, шоколадная такая, узористая и блестящая, на солнышке греется. Поела хорошо, и лень ей, и хорошо на душе… Ну, я к зайцу сразу интерес потерял, мне, вишь, любопытно стало, разохотилось на гадюку вблизи полюбоваться.
Она с камешка-то в траву юркнула, а я — за ней. Свернулась в кольцо и шипит на меня, языком своим раздвоенным треплет. Неприятно так шипит, аж на душе муторно стало, и запах от неё нехороший, отталкивающий. А всё же не отступаю, решил с нею во чтобы то ни стало поближе познакомиться, а там и поиграть, если дружелюбная окажется. Подступил поближе — она давай от меня отползать, бочком как-то, с опаской оглядывается. И тут я её лапой разве чуть-чуть за хвост придержал, а она вдруг мгновенно развернулась и клюнула меня прямо в нос. О-хо-хо, скажу я вам! Так больно тяпнула, что у меня слёзы картечью из глаз брызнули! Шарахнулся я в ужасе от неё и заскулил как щенок малый. Вот, думаю, зверюга! Хуже кота сиамского.
Отбежал в сторонку и мордаху лапёхами растираю, языком старательно облизываю. Вот только ничегошеньки не помогло: нос прямо на глазах распух до неприличных размеров. Был чёрный как смоль, а стал какой-то с синюшным отливом, как слива. Запахи враз перестал различать. Всё же резкая боль стихла, зудеть давай, ныть тупо, голова закружилась, слабость по всему телу разлилась, в сон потянуло. Я — чего уж там — противиться не стал. У нас каждая собака знает, что лучший лекарь — это хороший сон. Во сне организму во стократ легче с болезнью справиться, опять же подсказка может присниться. У нас вещие сны — обычное дело. Рухнул я в пахнущую мёдом таволгу и тотчас же угодил в сети старого пса Морфея, и захрапел на всю округу.
И вот снится мне, будто подползает ко мне та самая змеища, вся такая виноватая и подавленная, и с дрожью в голосе говорит:
— Ой, как же у вас лицо распухло! Боже мой! Боже мой! Что же я наделала! Беда-то какая! — У самой слёзы из опухших глаз капают, по траве катятся. — Извините, пожалуйста, простите ради Бога, я вас нечаянно укусила. У меня это рефлекторно получилось. Машинально. Просто вы мне на хвост наступили, не то чтобы больно… вспылила я, со мной это бывает.
— Да ладно, я сам виноват, — обиженно буркнул я.
— Вам срочно лечиться надо: у меня очень сильный яд. Пойдёмте скорее, я вам травку покажу от моего яда.
Указала она на какой-то кустарник с чёрными ягодками — то ли бузина, то ли похожее на неё — и говорит:
— Вот это самое лучшее противоядие, не сомневайтесь, проверено.
Я попробовал ягоды с кустарника, и сразу мою кислую и опухшую физиономию перекосило. Спешно выплюнул и простонал:
— Горькие какие, невкусные!
— Ну, что поделаешь, — вздохнула гадюка. — Терпите, раз уж так получилось.
Потом ещё всяких трав показала.
— Те ягоды — противоядие, — важно объясняла она. — А вот эта травка — чтобы осложнений на почки не было. Понимаете, мой яд кристаллизуется в почках, и они могут не выдержать, отказать. А вот эти растения — общеукрепляющие, очень полезны для организма, для тонуса.
Змейка вообще очень общительная оказалась. Пока я траву трескал, она болтала без умолку.
— Вы знаете, — говорила она, — в вас, в собаках, столько любви много, поэтому у вас очень пластичные гены. Вы очень легко можете меняться и улучшаться. Вас даже люди меняют — породы разные. Вот вы от волков произошли, а мы, змеи, очень древние животные. Гораздо древнее волков и других животных. Но, к сожалению, за миллионы лет мы практически никак не изменились. Говорят, из-за нашей злобы и косности мышления. Но это не так. Думаю, из-за нашего образа жизни, — вздохнула змея. — Предназначение наше, конечно, нелицеприятное. Дорого оно нам обходится, очень дорого. Хотя мы уже смирились. Видимо, нельзя нам эволюционировать: может что-то ещё хуже получиться. Я вот тоже вредная. С сёстрами совсем не общаюсь. Раньше мы постоянно спорили, с какой стороны яйцо разбивать, ругались.
Мне вроде как лучше стало. Стал даже с аппетитом траву жевать.
— Вот вы с людьми живёте, а ведь у нас людей никто не любит, — не умолкала змея. — Вред от них большой. А скажите, какие они? Стараются меняться в лучшую сторону?
— У меня хозяин хороший, а про других — трудно сказать.
— Вас разве на цепь никогда не сажали?
Я от обиды чуть не поперхнулся.
— Цепь — это не мой уровень! — важно ответил я.
— Понятно. Знаете, вот если бы я человека укусила, мне бы его нисколечко жалко не было, разве если ребёнок. А вот собак жалко. И кошек — тоже.
— А кошек-то за что? — удивился я. — Вообще-то это вредное животное.
— Может, вы и правы. Они у нас мышей постоянно крадут. Конкуренты. Зато они такие милые…
— Ага, милые, как же!.. Мягко стелют — жёстко спать.
— Ну, люди их за что-то же любят, гладят их! Они так мурлыкают мелодично — прямо заслушаешься. Вот бы меня кто погладил. Хотя… — змея опять понурилась. — Я ведь мурлыкать не умею и в руках себя держать не умею. В руках я ещё агрессивней становлюсь… от испуга больше.
Мне змейку даже жалко стало, проникся я к ней симпатией, несмотря ни на что.
— Просто так никто гладить не будет, — учил я. — Тут шерсть нужна. Лучше когда мягкая и пушистая, шелковистая и красивая.
— Шерсть бы мне не помешала. Мы змеи постоянно мёрзнем.
— А ещё надо хвостом махать. Хочёшь, научу?
— Зачем? Я же не гремучая змея, я гадюка.
— Всё равно надо. Полезный сигнал, дружественный.
Змея чуть задумалась и спросила:
— А хозяин ваш хорошо готовит?
— Когда как, иной раз лапы оближешь. Вообще-то меня хозяйка кормит. Из борща мне мясо выкладывают, а сами свеклу и капусту едят.
— А мне совсем немного надо. Неделями могу не есть, а то и месяцами. Главное, конечно, чтобы вкусно было.
— Это точно.
— А вы правда на меня не сердитесь? — робко спросила змея.
— Теперь уже нет.
— Ой, я так рада! Вы знаете, на нас, змей, много всякой напраслины наговаривают. Вот сейчас, вы думаете, я случайно к вам во сне пришла? Нет, мы, змеи, всегда так делаем. Люди думают, что животные от болезней сами травки находят, по запаху. Не знаю, как от других заболеваний, а от змеиного укуса — это мы показываем. Мы легко можем через сон с укушенным связаться. А ещё мы гипнозом владеем. Ой! — вдруг опомнилась она. — Заболталась совсем! Вам же лечиться надо! Просыпайтесь скорей!
Тут я и проснулся. Огляделся по сторонам и змеи никакой не обнаружил. Нос ещё больше распух, но хоть какая-то бодрость появилась. Пошёл я те травки и ягоды искать, которые мне змея во сне показала. Что-что, а их я крепко запомнил. Вскоре и кустарник нашёл с чёрными ягодами. Поел их, потом травой закусил — жую и плачу, в общем, кое-как натолкал в себя, вогнал в оторопь желудочно-кишечный тракт. А что поделаешь, жить захочешь, и траву начнёшь есть.
Сразу же сморил меня опять сон, и проспал я десять часов кряду. На этот раз мне, правда, змея не снилась. Привиделась молоденькая овчарочка с другого конца деревни, которая ещё ни разу замужем не была. Плачет она, значит, вся мордаха в слезах, и говорит мне так ласково, с дрожью в голосе:
— Ты даже не представляешь, как я за тебя испугалась! Я же без тебя жить не смогу! Ты дороже мне всех на свете! — и дальше всё в том же духе наговорила.
Потом я весь сон читал ей стихи, а она слушала с придыханием и не сводила с меня своих влюблённых, восхищённых глаз.
Проснулся уже почти здоровым; чую, на сердце легко и спокойно, мордаха перестала болеть, зачесалась, опухоль чуть спала. Побежал я скорей домой. Ну, думаю, потеряли меня, беспокоятся, места себе не находят. Страшные мысли от себя прочь гонят. Полиция, МЧС, больницы, патологоанатомы, тысячи волонтёров местность прочёсывают. А я подбегу — вот они обрадуются!

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Пн фев 05, 2018 3:32 am

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
8
Только я лапы в деревню направил, гляжу, плетётся мне навстречу старый алабай — так среднеазиатскую овчарку называют. Я его не то чтобы побаивался — он всю карьеру на цепи просидел, — уважал сильно: могучая собака, ну, совершенный медведь! Теперь, правда, совсем дряхлый стал, еле лапами передвигает. Пасть раззявил, отдышка, как у астматика, хрипы из груди, язык сбоку болтается.
Жалко мне стало старого, аж комок к горлу подступил. Была бы кость, отдал бы, не задумываясь. Буженину отдал бы, честное слово! Подбежал я к нему, поздоровался, хвостом тропинку подмёл. Ну и присели мы передохнуть, о делах наших скорбных покалякать.
Стал он мне про свою горькую жизнь рассказывать, и страшен был его рассказ. Я то и дело слёзы украдкой смахивал. Что и говорить, всю жизнь на цепи, детей нет, любовь по молодости была, да и то злые люди разлучили. И вот теперь, когда старик совсем хворый стал, хозяин отвязал его и отпустил в лес умирать. Собаки всегда, когда смерть чуют, уходят подальше от глаз — в лес, в тайгу, в самую глушь. Это и у предков, у волков, закон такой, чтобы стаю не обременять.
Зашёл у нас разговор о первой любви, и рассказал старый алабай такую историю.
— Как же, была у меня одна, по молодости, — крякнул он. — Полюбили мы друг дружку. Она хоть и росточку малого, пекинесса, а так мне в душу запала, так мне по сердцу пришлась, что я и спать, и есть не мог, всё о ней, красавице, о ней думал! О-хо-хо, не знал я тогда, что собачье счастье никому не надо. Злые люди развели нас в разные стороны. Не судьба, мол.
Потом подумал малость и говорит:
— Да я и сам виноват. Тогда меня ещё на цепи не держали. Свободно гулял. А вот стеснялся я к ней подойти.
— Чего же вы стеснялись, дедушка? — удивился я. — Вы вон какой сильный! Вам все завидовали, и я — тоже.
— Что мне сила эта… Не пригодилась. Облика я своего стеснялся. Мне хозяин в юном возрасте хвост и уши отрезал. Мол, для нашей породы так положено; дескать, с волками драться ловчее. Те, вишь, норовят за уши и хвост ухватить. Вот и нужно, чтобы у них никакой зацепки не было, надобно лишить инициативы. Э-хе-хе… Вот такой экстерьер: остался я без ушей и без хвоста. И главное-то что — за всю свою жизнь ни одного волка не видел! А как бы я их встретил, волков этих, когда всю жизнь на цепи просидел? Вот и, спрашивается, какой резон? Где логика? Где, спрашивается, хоть какая-то разумная подоплёка? Эх, люди, люди… злые они. Всю жизнь мне исковеркали. Я ведь из-за этого своего вида и комплексовать стал, робел перед любимой. Долго я не мог насмелиться. Всё думал, думал, планы строил, стратегию, мечтал только, как мне с любимой поближе познакомиться. Тянул кота за хвост. А тут гляжу — за моей любимой уже целая стая ухажёров увивается. Облепили её всю кругом, а один уже карабкается… У меня прям кровь в голову ударила. Будто обухом шибанули. Кинулся я в то столпотворение и разметал всех в великом бешенстве. Кого и покусал до смерти, не без этого. Так-то на меня эта ситуация подействовала. И вот остались мы одни, стоим друг перед дружкой, и решился я, и стал в любви объясняться. И она вроде как благосклонна, не против, с теплинкой на меня смотрит. И только я, стало быть, обрадовался, прибежал хозяин и за уши меня оттащил. Образно говоря. Ушей-то у меня нет. Дескать, не пара мы, мол, я в четыре, а то и в пять раз в холке её превосхожу. Ну и что, что она росточком маленькая? Любовь, ведь она на любую высоту рассчитана. Главное ведь душа, понимание.
Старик замолчал и тяжело задышал, вывалив язык.
— Как же так, дедушка, вы её больше так и не видели? — осторожно спросил я.
— Потом мы в деревню переехали, — вздохнул алабай. — Здесь меня сразу на цепь посадили. Думал, временно, а оказалось, на всю жизнь. Первое время надеялся — она меня сама найдёт, зазноба эта. Потом о новой любви мечтал. Не зря же говорят, время лечит. Думал, вот увижу какую-нибудь похожую на неё — и обязательно влюблюсь. Может, так бы и вышло, гуляй я на свободе. А на цепи — какая уж тут любовь? На цепи — одно издевательство. Меня эти собачьи свадьбы всё время из себя выводили. Встанут возле забора напротив и дразнятся. У меня такая злость накипала! Всё нутро моё рычало. Порвал бы в клочья без всякой жали! Ничего, думаю, рано или поздно с цепи сорвусь и тогда поглядим, какие вы герои. Помню, и ты среди них был…
У меня шерсть на загривке всколыхнулась. Прижал я уши и стал как-то ниже росточком.
— Я? — прошелестел я. — Я, дедушка, всегда к вам со всем уважением…
— Да ладно, дело прошлое. Я уже не в обиде. Куда мне уже старику обижаться. Да и клыков уже нет, все сгнили. Мне теперь и осталось, что доползти до первого оврага и отдать волкам тушу.
— Давайте, я вас провожу?
— Куда ты меня проводишь? Я к волкам иду. У меня ведь сейчас только одна мечта осталась — волков повстречать. Пусть уж загрызут теперь, хоть в борьбе закончу своё существование, как настоящий боец. Мясо моё волчатам пригодится. Я уже нежилец, так хоть какая-то польза от меня будет. Вместо косули съедят, та и поживёт ещё… Тоже к волкам хочешь?
— Да нет… это я так.
— Увидишь ещё, в своё время, ежли не закопают.
— Не закопают, не дамся. Я, как почувствую недомогание, сразу же, как и вы, дедушка, в лес уйду.
— Ну, тебе ещё рано об этом думать. Хозяин-то у тебя хороший?
— Хороший. Гулять меня отпускает. У нас в семье вообще все любят друг друга.
— Повезло. А я всю жизнь прослужил худому человеку. Ни на рыбалку, ни на охоту меня не брал, всё цепь, цепь. Добро его охранял, богатство. Всю жизнь он там всё что-то копил, комодил, людей обманывал. Я не раз слышал, как он хвастался, что кого-то без какой-то нитки оставил.
— А сейчас как? Жалел ваш хозяин, что никогда не увидитесь?
— Думаю, ему всё равно, — вздохнул алабай. — Он ещё полгода назад замену мне подготовил. Видит, я уже больной, никуда меня не надо, ну и щенка тоже нашей породы взял. Хороший такой щеночек, весёлый, озорной, игривый, — мордаха старика засветилась от радости. — Детство, оно завсегда счастливое. Даже во сне улыбается, лапками сучит, пинается. По нраву ему жизнь, а как же, сам такой был. Со мной любил играться. И для меня тоже радость, хоть какая отдушина. А с другой стороны… смотрю я на него, и сердце горечью обливается: эх, думаю, как же тебе не повезло, милый! Несчастливая тебя жизнь ждёт, ох и бедовая! Жалко его до слёз. А что сделаешь — такая уж наша доля. Однако заговорился я, чую, силы покидают. А путь, знать, не близкий, в саму глушь надо забраться. Там волки эти.
Я смотрел вслед старому алабаю, и на душе моей кошки заскребли. Так тоскливо стало, что хоть сам волкам в пасть лезь. А всё же вспомнил, что у меня хозяин хороший, сразу мне полегчало, лапы расправились. Захотелось всю нашу семью увидеть, обнять их всех лапами, облизать, как следует.

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Пт фев 09, 2018 9:34 am

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
9
Места у нас живописные, гористые. Речка рыбная, леса богаты грибами, ягодами, орехами кедровыми. Много всяких зверей и птиц. И вот с недавних пор стали у нас богатеи обживаться. Приглянулись им места наши, и давай земли скупать, строиться.
Поселились на краю деревни муж с женой, коттедж отгрохали. А с ними собачка одна приехала. Красивенькая такая, необыкновенная, чёлка на глаза наползает. Как будто из другого мира. Ляля её зовут. Влюбился я в неё сразу. С первого взгляда. Подбежал к Ляле и говорю: так, мол, и так, жить без тебя не могу, по ночам не сплю, кость в горло не лезет.
Посмотрела она на меня этак оценивающе, смерила холку и говорит:
— Я не простой породы. Мне за кого попало замуж нельзя. Знаешь, сколько моя порода стоит? — и назвала вовсе несообразную цифру.
У меня глаза на лоб полезли.
— Как же твои хозяева такую сумму накопили? — ошарашено спросил я.
Ляля сначала растерялась, а потом вдохновенно выдала:
— Хозяин на трёх работах разрывался, хозяйка — на двух, а по выходным уборщицей по ночам работала, вагоны на вокзале мыла. Да ещё летом по миллиону кустов помидоров сажали. Сами перебивалась с хлеба на воду, на всём экономили, вот и накопили на меня.
Я как-то засомневался. Видел я её хозяев. Он тучный такой, брюхом могуч и в тазу плечист, ленивый, только командовать умеет. Жена его тоже белоручка, когти длинные, вишнёвые и блескучие. И коту понятно, что рук её никакая работа по дому не касалась. И вообще вся такая накрашенная, одета изысканно, драгоценностями обвешанная. Да и в огороде они ничего не сажают. Какие уж там миллион кустов! «А вдруг они благосостояние нажили преступным путём?» — обожгла меня внезапная догадка.
Эта мысль так потрясла меня, что я решил лично провести расследование. План у меня созрел такой — упечь её хозяев в тюрьму, а Лялю оставить без средств к существованию. Разумеется, это выглядит жестоко, но как мне было иначе достучаться до её сердца? Выхода не было. Я должен был понизить её социальный статус до моего уровня. Тем более возле неё уже крутился какой-то ризеншнауцер.
И вскоре моя догадка подтвердилась. Понял я, почему Ляля неправду говорила. Ей стыдно было за своих хозяев, которые вели аморальный образ жизни и занимались криминалом. Выходит, она была куплена на грязные деньги, а значит, на самом деле и ей грош цена. В нашёй среде и так собак не любят, у которых хозяева богатые, а тут ещё и преступники. Узнают и засмеют Лялю, заклеймят позором. «Эх, Лялька, Лялька, — сокрушался я. — Вляпалась ты — и коту не пожелаешь». И так мне Лялю жалко стало, так невыносимо больно, что любовь в моём сердце ещё больше разбухла до неприличных размеров. Захотелось вытащить любимую из этой страшной западни, в которую она угодила по прихоти злого рока.
И вот в один прекрасный день назначил я Ляле свидание. Но только мы посмотрели друг другу в глаза, Ляля сразу всё поняла. Не мешкая ни секунды, она кинулась в мои объятия.
— Спаси меня! — взмолилась она. — Я не могу больше с ними жить! Они каждый день едят чёрную и красную икру, стейки всякие, шашлыки, и меня ими пичкают. А я так не могу больше! Я задыхаюсь! Я погибну скоро, если ты меня не заберёшь оттуда! — и разрыдалась на моём плече.
— Не плачь, любимая, — успокаивал я. — Мы что-нибудь придумаем.
— Пойми, они паразиты на теле природы, а я другая! Мне нужен смысл! Я хочу приносить пользу!
— Слушай, а у вас кот есть? — вдруг спросил я.
— Есть. И кот, и кошка, — сказала она, вытирая лапой слёзы. — Они всем довольны. Едят и спят по двадцать часов в сутки.
— Так я и знал! Что и требовалось доказать! Коты никогда не борются, они всегда плывут по течению. Кошки вообще даже подгребают. А мы не такие! Мы будем бороться назло судьбе! Мы сделаем мир чище и добрее!
Ляля смотрела на меня с восхищением и даже, не побоюсь этого слова, с любовью, не отрывая своих прикрытых чёлкой заплаканных глаз. И я чувствовал, что стал выше в холке, что грудь моя выгнулась колесом, что хвост мой распушился и качается в такт каждому сказанному мной слову.
И понял я, что Ляля любит меня, что мы созданы друг для друга, и уже ничто не может разлучить нас. В животе моём заурчало, и я почувствовал, что проголодался.
— Неужели ты каждый день ешь шашлыки, буженину? — спросил я.
Ляля робко потупилась, покраснела по самую макушку и обронила:
— Да.
— Бедная ты моя! — с горечью покачал я головой. — Несчастная ты моя! А ты не могла бы принести мне кусочек?
— Хорошо, — тихо сказала она. — У нас как раз сегодня запеченный поросёнок.
— Что ж, пусть будет поросёнок, — охотно согласился я. — Я должен разделить твои страдания.
Целый месяц Ляля носила мне всякие деликатесы, отчего я изрядно поправился. Шерсть моя стала лосниться, словно намазанная гусиным жиром, а щёки обвисли, как у бульдога.
Увы, счастье нам выпало недолгое. Собака предполагает, а человек располагает.
Угораздило же меня рассказать о нашей истории любви другим собакам. Многие узнали и о подноготной хозяев Ляли. И одна поисковая немецкая овчарка, которая служит в следственном отделе, и передала, куда следует. Однако хозяина Ляли так и не посадили. Он оказался большой начальник из городской администрации. Правда, сухим выйти из воды ему не удалось. Работы он лишился; откупаясь, потерял много денег, а главное, от него ушла молоденькая жена, забрав Лялю с собой. Такие вот дела.
Больше Лялю я никогда не видел. Даже не знаю, где она сейчас, что с ней. Извините, не могу больше рассказывать, слёзы душат…

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Вт фев 13, 2018 11:40 am

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
10
У нас в лесу травоядных и мирных животных в изобилии, а вот волков мало совсем. Ну и собрались как-то олени, лоси, кабаны и другие вегетарианцы на митинг. Стали думу думать, как эту проблему решить. Я ради интереса тоже на собрание пришёл.
Мнения сразу разделились. Старики говорили, что без волков нельзя, «полезное животное», а молодые — что не надо их вовсе.
— Как же без волков?— горячился пожилой лось. — Скучно без волков. Здоровья никакого не стало. Бегать мы совсем перестали, прыгать разучились, спортом не занимаемся. Растолстели до безобразия. Сейчас каждый второй — хворый. Да и остальных здоровыми не назовёшь. Случись медкомиссия — всех забракуют.
— Без волков никак нельзя, — с горечью поддакнул старый олень. — Мне помирать скоро, а некому себя оставить. Страшно даже подумать. Зря столько мяса пропадёт. Дожили… Смысл жизни теряется.
— Раньше и болезней таких не было. У нас про атеросклероз и диабет никто не слышал, а сейчас обычное дело.
— Что «диабет»! — сокрушался вожак оленей. — Раньше опасность всех сплачивала, дружненько жили, нет-нет да и любовь вспыхивала, а сейчас каждый за себя. От нечего делать грызёмся друг с дружкой по мелочам.
— Как же быть? — робко спросила косуля.
— Надо из других лесов волков выписать.
— Тоже скажешь! — ахнула олениха. — Забесплатно никто не даст. А если импортных волков — тут вообще втридорога.
— Объявление надо в газету дать. Может, волки с других лесов к нам переедут. Бесплатно. Вдруг где-то их много.
— Правильно, — согласился кабан-секач. — Но на это надея слабая. Я слышал, сейчас с волками везде туго. Действовать надо многовекторно. Нужно ещё счёт в банке открыть, чтобы туда жертвовали на спасение волков.
— Вот здорово! — захлопала длинными ресницами молодая олениха. — Я слышала, так же в дальневосточных лесах тигра спасают. Может, нам тигров тоже выписать? Они красивые, грациозные. Или леопарда?
— Хорошо бы, — мечтательно закатила глаза косуля. — Только они дорогие, наверно. Леопардов, говорят, вообще мало. Каждый на вес золота.
— Если много денег будет, почему нет?
— А кто такой тигр? — вдруг спросила юная кабаниха.
— Это тот же кот, доченька, только большой, полосатый, — ответил её отец.
— Даже больше волка?
— Вот десять волков взять — одни тигр будет.
— Ничего себе! Конечно, тогда тигр лучше!
— Само собой, лучше, — согласился пожилой лось. — От волка легко отбиться, если он один, а с тигром не забалуешь.
— Вот и мы все так думаем, — сказал вожак оленьего стада. — Однако нужно подстраховаться. Нельзя класть все яйца в одну корзину. Нужно и тех, и тех выписать, и волков, и тигров.
Стали голосовать.
— Кто за то, чтобы восстановить волка в нашем лесу? — торжественно вопрошал старый лось.
И все проголосовали единогласно «за». Кроме меня. Я, естественно, не пошёл на поводу у толпы. У меня насчёт волков своё мнение.
— Это вы хорошо придумали… — насмешливо сказал я, еле сдерживая возмущение. — Вам, может, волки и нужны, а нам они совсем без надобности. Вы бегаете хорошо, а наша корова бегать не умеет. А если волки на неё нападут? Где мы тогда будем молоко брать? Нам без молока никак нельзя.
— А сам-то ты на что? Защитить не сможешь?
— Мне дом охранять надо, и других обязанностей хватает.
— Нет, ну вы посмотрите на него! — возмутилась олениха. — Из-за одной вашей коровы мы все должны страдать! Вообще-то у нас лесное собрание, а в деревне вы у себя как-нибудь сами разбирайтесь! Вас вообще-то никто не звал!
И тут я решил пожертвовать собой…
— Подождите, есть же другое решение, — говорю я. — Давайте, я вместо волков буду. Если надо, товарищей позову.
Секунд десять глухая тишина стояла, а потом старый олень недоверчиво спросил:
— А справишься? Дело серьёзное.
— Конечно. Раз надо, я готов.
— Да какой из него волк! — возмутилась олениха. — У него глаза добрые!
— И правда, добрые, — согласился олень. — Увы, ничего не получится, мы не может доверить вам такое серьёзное дело.
Я принялся что-то доказывать, объяснять, но они и слушать не захотели. Стали расходиться, разбредаться в разные стороны, а я ещё рычал, взывал к разуму:
— Вы не имеете права! Нужно учитывать интересы всех сторон! Это не демократично!
Прибежал я домой и Кормилице обо всём рассказал. Как ни странно, она выслушала спокойно, без истерик и сказала:
— Я сама по волкам соскучилась. Пускай бегают. Они такие дружные, сплоченные. А если тигры будут, это вообще здорово! Посмотрю хоть на них. Они те же коты, значит, и молоко любят.
Никите я тоже рассказал. Положил голову ему на колени и выложил всё как есть. Правда, он нашего языка не понимает, но, я уверен, почувствовал, какие непростые времена надвигаются.
Потом я долго смотрел в зеркало и думал: как бы так сделать, чтобы глаза не такие добрые были? Стал я усиленно тренироваться, бегаю ещё больше, жую хорошо, по утрам обливаюсь холодной водой, клыки наточил. Вот только каждый день заглядываю в зеркало, а глаза какие были добрые, такие и остались.

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/

Аватара пользователя
Коля Диканьский
Начинающий
Начинающий
Сообщения: 11
Зарегистрирован: Вс янв 07, 2018 1:27 pm

Re: Рассказы о собаках.

Сообщение Коля Диканьский » Сб фев 17, 2018 3:30 pm

Написано лапой, заверено хвостом
Записки смышлёной собаки
11
Стаю сколотить мне не удалось. Искал по всей деревне, в другие сёла заглядывал, и ни одной подходящей кандидатуры: большие собаки на цепи сидят, а маленькие — тестирование не прошли.
Подключил я кое-какие связи и договорился, чтобы прислали импортных волков, декоративных. Где-то там вывели такую породу. Уж так их расписали, так разрекламировали! Будто у них и клыки белее, и тушёнку они сами впрок варят, и окорока коптят, и всякие деликатесы готовят. Словом, вместе с людьми идут в ножку со временем.
Засомневался я что-то. Если они варят или жарят там чего, без костра не обойтись. А волки не меньше нашего огня боятся. Любая шуба как порох вспыхивает. Однако кое-что в портфолио меня заинтриговало: дескать, волки эти — самые настоящие санитары леса, в буквальном смысле, работают под эгидой «Красного креста». Ну, думаю, если инструктаж прошли, значит, только больными интересуются, здоровых и молодняк трогать не будут, с разумением охотники. Наверняка и моральный облик выше, чем у обычных волков. Ну а тигров и леопардов вообще выписать не удалось. Там очередь на десятки лет вперёд.
И вот через месяц прислали по почте первую партию волков. На вид такие справные, упитанные, пушистые, у каждого на боку красный крест нарисован. Встретили мы их с хлебом с солью, с окороками и грудинкой. Со всего леса звери пришли на них поглазеть. Олени, лоси, косули и другие вегетарианцы влюблёнными глазами волков обняли, добрые слова говорят, угодить стараются. Волки тоже на зверей с интересом поглядывают, облизываются.
Главный у них даже прослезился:
— Нигде нас с таким радушием не встречали! Везде нам в жительстве отказывали, отовсюду нас гонят…
Старая волчица толкнула вожака в бок: мол, чего мелешь-то, прикуси язык. Все звери недоумённо переглянулись, а всё же никак не отреагировали. А вот я, естественно, неладное заподозрил, сразу решил держать ухо востро.
С самого начала наметил я такой план: чтобы Кормилицу не трогали, задумал я с волками как можно теснее подружиться. Стразу же и вызвался лес показать, природу нашу и богатые угодья охотничьи.
Так я грамотно экскурсию провёл, что все волки в неописуемый восторг пришли. Внимательно меня слушали и все мои советы тщательно конспектировали для дальнейшего анализа. Я даже решил закрепить своё влияние. Так, мол, и так, говорю, это моя территория, я здесь главный, поэтому ни одна шерстинка без моего ведома упасть не должна. Волки тотчас же головами согласно закивали и ещё больше меня уважать стали.
Молоденькая волчица в меня вообще по уши влюбилась. У неё прекрасное и волшебное имя, Грызя её зовут. С самого начала она на меня с восхищением воззрилась и всё время глаз не сводила. У меня же к ней смешанное чувство возникло. С одной стороны, красавица, и мех хороший, серенький такой, и хвост пушистый, и ушки с кисточками, а с другой — что-то хищное у неё в лице, волчье… В первый же час подошла Грызя ко мне и, не откладывая кота в долгий ящик, объявила: полюбила, мол, тебя с первого взгляда, никто мне другой не нужен. Я растерялся, стал вежливо уклоняться:
— Не пара мы, разные совсем. Ты потомственная волчица, а я из простых собак.
— Ничего страшного, — ответила она. — Мне снилось, что у меня муж пёс будет.
— Мало ли, что присниться может. Мне, помнится, снилось, что я на дикой собаке Динго женился.
— У меня был самый настоящий вещий сон.
— Откуда ты знаешь?
— Да и не во сне дело! — обиделась Грызя. — Я сама за волка не хочу. Я о необыкновенных детях мечтаю. Волки из века в век не меняются, а собаки — это свежая кровь, совсем другой мир, иное понимание жизни. Мои дети красные флажки перестанут бояться.
Вижу, разобиделась сильно. Смотрит исподлобья, фыркает. Вот, думаю, сейчас совсем осерчает, и полетят от меня клочки в разные стороны.
Прикинулся тоже влюблённым, а сам выбрал подходящий момент и стреканул в деревню во все лопатки. Лежу дома под яблонькой и радуюсь, что легко отделался. Теперь, думаю, меня в лес никакими сардельками не заманишь.
Этой же ночью Грызя сама в деревню явилась. Разыскала наш дом и к калитке подкралась. Хорошо ещё, все семейные спали — люди волков не очень-то жалуют. Я как раз ночной обход территории совершал. Вдруг слышу: кто-то к забору подкрадывается. Подбежал, гляжу — Грызя, волчица эта.
— Почему без разрешения ушёл? — обиженно спросила она. — Нам так много нужно обсудить… У нас большие планы.
— Мне в больницу срочно надо было, — соврал я. — У меня целый букет нервных и психических заболеваний…
Грызя чуть нахмурилась, внимательно на меня посмотрела и спросила:
— А после больницы почему не пришёл?
— Лапу вот повредил, связки потянул, — опять слукавил я. — По двору и то еле хожу.
— Ой, правда покалечился? — встревожилась она. — Покажи, пожалуйста.
— Да что там смотреть… Зажила уже… почти…
— Понятно…
Волчица замешкалась, а я придумал скривить ещё больше. Потупил взор в землю и говорю:
— Прости, Грызя. Не надо нам встречаться. Невеста у меня есть. Мы давно любим друг друга.
Грызя так и обмерла. С такой, знаете ли, болью на меня посмотрела! Столько горести и отчаяния навеки поселилось в её глазах! Она как-то сразу потухла, осунулась, постарела, шуба её покрылась седой остью. Ничего мне Грызя не ответила. Она оцепенело отвернулась и побрела, понуро опустив голову и хвост.
Я смотрел ей вслед, и сердце моё обливалось кровью. На душе скребли кошки, и комок подступил к горлу. Но что я мог сделать? Сердцу не прикажешь. Да у нас, наверное, и резус-факторы разные, несовместимые. И всё-таки долго я в себя прийти не мог. Ходил, повесив хвост, взад-вперёд и боялся, что Грызя может не пережить этот страшный удар.
От всех этих переживаний меня сон сморил. Проснулся, когда уж совсем рассвело. Стал территорию обходить, в сараи заглядывать и — вот ужас-то! — двух курочек и петушка недосчитался. И волчьи следы на месте преступлении, и запах её, Грызи. Ну, думаю, если так и дальше пойдёт, через неделю у нас вообще курятник опустеет. Меня заставят яйца нести.
Упал я духом, что и говорить. И тут вспомнил про одного несчастного дворянина. Ни хозяина у него нет, ни дома. Люди ему имя не дали, но мы его Варфоломеем зовём. Побирается он по всей деревне, к ремонтной мастерской прибился. Где какой кусок найдет, кость ли обглоданную, корочку ли чёрствую, а так целыми днями голодный. Зимой ему и вовсе худо. Шуба у него облезлая, засаленная, вся в репьях. Мне всегда его жалко было, частенько ему поесть приносил. Из своей порции. И вот меня спасительная мысль посетила. А что если его с волчицей познакомить? При волках всегда сыт будет, опять же жизнь интересная, в лесу и на свежем воздухе. Среди душистых трав и пушистого снега. Одного я опасался, что волчице его внешний вид не понравится. Потому я Варфоломею так и сказал, что он должен поразить Грызю своими внутренними качествами, своим интеллектом и неординарными способностями.
— Сам решай, — наставлял я. — У тебя и так никаких перспектив в жизни, а здесь есть возможность выбиться в волки. Плох тот пёс, который не мечтает стать волком. Может, ещё и вожаком станешь.
Гляжу, у Варфоломея глаза загорелись, но и где-то там испуг плеснулся.
— Боязно как-то с волчицей-то, — пролепетал он.
— Конечно, вероятность трагического финала очень высока. Загрызть может запросто. Но всё в твоих лапах. Хватит уже прозябать. Тут или пан, или пропал.
Ну, Варфоломей и махнул лапой.
— Правильно сказал, безнадёжно моё положение. Вся жизнь — коту под хвост. Эх, была не была! Лучше уж волку в зубы, чем коту под хвост!
Ну и познакомил я его с Грызей. Поначалу волчица вспыхнула от негодования, покраснела по самую макушку, молнии в глазах блеснули, а потом смотрю — кокетничает, на жениха с интересом поглядывает. Варфоломей о своей горестной жизни стал рассказывать, поведал о страшной судьбине своей. И так, знаете ли, пронял сердце невесты, что она в конце концов разревелась и принесла ему приличный кусок мяса на сахарной косточке. Меня же отогнала в сторону, и я смотрел, как Варфоломей обгладывает кость, облизывался и чесал задней лапой за ухом.
Зажили Грызя с Варфоломеем душа в душу, в мире и согласии, колючки друг у друга каждый день выбирают. Варфоломей поправился, даже выше росточком стал, в добротной шубе ходит. И Грызя расцвела, распушилась, взгляд её стал мягче и добрее. Почти сразу они стали жить отдельно от волчьего коллектива. С вожаком у них какое-то недопонимание возникло. Теперь вот мечтают создать собственную стаю и усиленно над этим работают. Я регулярно бываю у них в гостях и каждый раз не забываю напомнить, кому они обязаны своим счастьем.

Продолжение следует… https://www.alexandrzavyalov.ru/


Вернуться в «Сплетни о собаках»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость